Российские «федеральные округа» как инструмент внутренней колонизации

Вадим Штепа

В конце июня президент Путин назначил 6 своих полномочных представителей в федеральных округах. Четверо из них сохранили свои должности, а двое были назначены в первый раз, хотя все они являются представителями российской бюрократической и силовой номенклатуры.

Всего в России насчитывается 8 федеральных округов – Центральный, Северо-Западный, Южный, Северо-Кавказский, Приволжский, Уральский, Сибирский и Дальневосточный. Их учреждение было первым управленческим решением новоизбранного президента Путина в мае 2000 года, хотя эти округа не предусмотрены Конституцией России. Фактически, они повторили военную карту тех лет, которая разделяла Россию на 7 военных округов (только в 2010 году Северо- Кавказский федеральный округ был выделен из Южного).

Как мы уже замечали, эти федеральные округа с полпредами президента были созданы для контроля Кремля над губернаторами, которые в 2000 году еще свободно избирались населением. Однако когда в 2004 году Путин сам стал назначать губернаторов, этот институт был сохранен. Он сохраняется и поныне, когда губернаторские выборы официально возвращены. Тем не менее, губернаторы фактически назначаются по модели «превентивной демократии».

Аппарат каждого из восьми полпредов насчитывает до 100 человек, в том числе и  «главных федеральных инспекторов» непосредственно в регионах. Все эти чиновники получают высокие зарплаты кремлевского уровня, поскольку официально они являются сотрудниками администрации президента. Как правило, в биографическом плане они никак не связаны с территориями, которые им поручено контролировать. Поэтому они не заинтересованы в региональном развитии, их главная задача – следить за строгим соблюдением приказов Кремля. Фактически, это идеал «вертикали власти», которая абсолютно не зависит от избирателей.

Однако поначалу российское общество встретило появление федеральных округов с интересом. Этот уровень управления казался довольно адекватным для огромной территории России. Он выглядел разумной «золотой серединой» между кремлевским централизмом и административным делением России на 85, часто мелких субъектов федерации. Известный урбанист Вячеслав Глазычев выражал надежду, что федеральные округа станут эффективной основой пространственного развития.

Журналисты из Северо-Западных регионов (Санкт-Петербург, Республика Карелия, Мурманск, Великий Новгород), среди которых был и автор этих строк, предложили в 2000 году проект создания межрегиональных СМИ. Северо-западные регионы России взаимосвязаны экономически и культурно, но медийно они отчуждены друг от друга – до сих пор у них нет совместного телеканала или газеты. Однако руководители Северо-Западного федерального округа заявили, что в этом проекте нет необходимости. Информационное сотрудничество независимых журналистов из разных регионов, очевидно, противоречило интересам чиновников.

Уже тогда мы были удивлены, узнав, что полпреды в принципе не хотят или не могут развивать отношения между регионами в федеральных округах.

Сегодня российские СМИ называют Юрия Трутнева одним из самых влиятельных полпредов Путина. С 2013 года он возглавляет Дальневосточный федеральный округ, и в текущем году был переназначен на свою должность. Недавно Трутнев посетовал, что 70% российских дальневосточных городов не связаны воздушным сообщением. Депутат Госдумы от Якутии Федот Тумусов резонно заметил: «Хорошо, что полномочный представитель публично говорит о проблеме, но было бы лучше, если бы он сказал, что государство намерено с этим делать?»

Однако полпред не предлагает каких-то конкретных решений, и в результате дальневосточные регионы России остаются депрессивной колонией. Кремлевская власть интересуется лишь местными ресурсами, но не улучшением жизни местного населения.

Исторически это отражает старую политику московских царей, которую профессор Александр Эткинд называет «внутренней колонизацией». В отличие от других империй прошлого, колонии которых были далеко, Москва насаждала колониальные отношения даже в ближайших русских землях. Такая модель в принципе не предусматривает какого-либо регионального самоуправления. И «наместники» из метрополии могут легко взаимозаменяться. Показательный пример – Николай Цуканов , который в 2016-2017 годах был полпредом Путина на Северо-Западе, и в этом году назначен полпредом в Уральском федеральном округе.

Региональные сообщества не имеют возможности контролировать этих кремлевских назначенцев. Они избегают ответственности не только за коррупцию, но и за более серьезные преступления. Например, в 2017 году главный федеральный инспектор в Ярославской области совершил убийство, но вместо тюрьмы он был приговорен лишь к незначительному штрафу и продолжает занимать свой пост.

Тем не менее, лояльные российские эксперты продолжают надеяться на реформирование федеральных округов. Политолог Максим Фомин заявляет, что Россия нуждается в экономической децентрализации и предлагает преобразовать эти округа в «проектные федеральные территории». Но власти опасаются именно этого.Если федеральные округа начнут разрабатывать свои собственные проекты развития, это будет нарушением принципа «вертикали власти», для которого этот институт и создавался!

Однако процессы колонизации и деколонизации исторически амбивалентны. Некоторые наблюдатели обращают внимание на интересный факт – федеральные округа России примерно соответствуют границам земель, существовавших до формирования кремлевской империи – Московии, Новгородской республики, Сибири и т.д. Бывший советский диссидент Владимир Буковский, который предсказал распад СССР еще в начале 80-х годов, оценивал создание федеральных округов иронически: «Мы ломали головы, на какие куски распадется страна, а Путин создал семь округов, и теперь мы знаем…»

Как бы то ни было, история учит, что любое ослабление центральной власти в России неизбежно ведет к распаду империи. В двадцатом веке это происходило дважды – в 1917 и 1991 годах. И поскольку Путин не вечен, вполне возможно, что новая постимперская политика в России действительно появится на уровне федеральных округов, так как многие российские регионы слишком малы и зависимы от соседей, чтобы стать суверенными политическими субъектами.

Оригинал