Россия между Евразией и Азиопой

НЕЕДИНАЯ РОССИЯ – 43

Игорь Яковенко

О двух ошибках и одной глупости постоянного секретаря Французской академии

Екатеринбург. Скульптура «Азиопа»

Историк, постоянный секретарь Французской академии Элен Каррер д’Анкосс опубликовала в газете Le Figaro статью, в которой пугает Евросоюз тем, что Россия теперь рассматривает себя как преимущественно азиатская держава. Это, по мнению автора статьи, будет катастрофой для Европы, и поэтому 29 членов ЕС срочно должны протянуть руку хозяину Кремля, чтобы избежать такого сценария.

«Сегодня дезориентированная Европа вынуждена констатировать, что после десятилетий совместной жизни с США – и защиты, которую Соединенные Штаты обеспечивали ей в рамках НАТО, – она должна учиться в одиночку или почти в одиночку рассматривать способы обеспечения своей безопасности», – размышляет д’Анкосс. – «Она должна понять, что в многополярном мире, где влияние Азии очень велико, Европа с ее социальными институтами уже не находится в центре мирового порядка и даже рискует быть отодвинутой на обочину».

Своими горестными раздумьями автор Le Figaro делится накануне саммита Евросоюза, который должен пройти 28-29 июня и где должно быть принято решение об отмене или продлении санкций, наложенных на Россию после 2014 года. Д’Анкосс практически прямым текстом призывает к отмене санкций, накидывая на этот призыв легкую вуаль требований «поиска путей к истинному диалогу».

Для придания веса своим призывам секретарь Французской академии призывает на помощь историю: «Россия была вырвана из Европы в течение трех веков татаро-монгольским игом, еще на три четверти века – коммунистической идеологией, и после каждого такого отрыва она снова находила дорогу в Европу. Настал час для Европы помочь ей укорениться в ней окончательно». Конец цитаты.

Когда все, написанное выше, излагается «экспертами» в политических ток-шоу российских телеканалов, это нормально и привычно. В российском телевизоре стоит фильтр, строго блокирующий попадание в эфир людей одновременно образованных и интеллектуально честных. Если образованный, то непременно лгун. Если честный, то обязательно невежда. Иначе – никак. В случае со статьей в Le Figaro сложно заподозрить автора в сознательной лживости, а тем более в нехватке образования. И, тем не менее…

Оставим в стороне совершенно неприемлемый понятийный ряд: «азиатская держава», «влияние Азии», в котором Азия рассматривается не как часть света, то есть не географически, а как некое геополитическое и цивилизационное целое. Это примерно как объединить США и Кубу с Венесуэлой на основании того, что все эти страны расположены в Новом Свете. Цивилизационный барьер между Индией и Китаем ничуть не меньше, чем различия между каждой из этих стран и любой из стран Европы. Япония геополитически больше тяготеет к Западу. Индонезия – крупнейшая часть исламского мира.

Это все разные Азии. К какой из них, по мнению автора Le Figaro тяготеет Россия? Европа как целое – есть. Несмотря на все различия между европейскими странами ее объединяет общий ценностный и культурный фундамент: христианство, греко-римское наследие и латинский шрифт. Азии как целого – нет. Разные религии, культуры и принципиально разные письменности.

Кстати, некоторые азиатские страны, например, Казахстан, перейдя на латиницу, тем самым внятно обозначили, что одним из их геополитических векторов будет Европа. Постоянные стремления Татарстана перейти на латинский шрифт – эти стремления обязательно реализуются, как только диктатура в России немного ослабнет – также свидетельствуют европейском векторе этой, казалось бы «азиатской» части России.

Помимо несуществующей «единой Азии» в рассуждениях автора Le Figaro присутствует «единая Россия». Не в смысле одноименной партии, а как некое единое целое. В отличие от «единой Азии», Россия как политическое целое пока существует. Но это временное явление. Как только фашистский режим начнет разрушаться, Россия в нынешних границах перестанет существовать. Тем более, что эти границы носят совершенно искусственный характер.

До 1936 года, например, Казахстан и Киргизия были автономными республиками в составе РСФСР. Затем Сталин пожаловал им статус союзных республик. Так же «с барского плеча» жаловал народам столичные города: Ташкент, на который претендовала казахская верхушка, отдал узбекам, казахам оставил Верный (Алма-Ата). Татарстан по уровню развития своей государственности и по степени ментального и культурного «суверенитета» (то есть ощущения своей отдельности) до момента вхождения в Российскую империю как минимум не уступал Казахстану и другим республикам Центральной Азии. Воля к созданию самостоятельного государства, независимого от России, у татар была ничуть не слабее, чем у казахов, о чем свидетельствуют итоги референдума от 21.03.1992, когда свыше 60% проголосовали за фактическое отделение от России. Удержать Татарстан в составе России не поможет и отсутствие внешних границ.

Описание того, каким образом будет распадаться постпутинская Россия, на какие части и как этот процесс будет происходить, стало предметом немалого числа публикаций и составило отдельный жанр в российской публицистике, который можно назвать «постпутинской антиутопией». Воздержусь от очередного упражнения в этом жанре, ограничившись двумя замечаниями.

Первое касается моего родного города. О генезисе столичности Москвы писал Г.П.Федотов: «Есть одна область средневековой Руси, где влияние татарства ощущается сильнее, – сперва почти точка на карте, потом все расплывающееся пятно, которое за два столетия покрывает всю Восточную Русь. Это Москва, «собирательница» земли русской. Обязанная своим возвышением прежде всего татарофильской и предательской политике своих первых князей, Москва, благодаря ей, обеспечивает мир и безопасность своей территории…».

Исток государственности Московии-Российской империи-СССР-РФ всегда носил внешний по отношению к населению характер: сначала Орда, затем крепостное рабство и немыслимый уровень государственного насилия, затем 74 года красного террора, и вот сейчас путинский режим фашистского типа.

Что же касается статьи секретаря Французской академии в Le Figaro, то ее призывы к ЕС протянуть руку помощи Путину для того чтобы тем самым «помочь Европе», заслуживают той характеристики, которую ее предшественникам дал Ленин – «полезные идиоты».