Руслан Кутаев: При распаде империи, среди прочих, возникнет и Кавказская Республика

Руслан Кутаев: При распаде империи, среди прочих, возникнет и Кавказская Республика

Интервью After Empire с главой Ассамблеи народов Кавказа – о целях объединения кавказских народов, почему в 1990-е годы не получилась независимая Ичкерия и о том, что имперская система уже прошла точку невозврата

– Руслан, вы возглавляете общественно-политическое объединение «Ассамблея народов Кавказа». Расскажите, пожалуйста, подробнее об этой организации, поскольку медийно она не очень широко известна.

– Правильнее было бы назвать нашу Ассамблею международным общественным движением. Главной своей целью мы считаем сближение народов Кавказа. Россия и в царские, и в советские, и в путинские времена постоянно стремилась их разделить.  Я сейчас говорю даже не об искусственных границах, как в Осетии, Дагестане или Кабардино-Балкарии, но о том, что имперская власть постоянно разделяла интересы кавказских народов, заигрывая с одними и подавляя другие.

В нашей Ассамблее, помимо северокавказских народов, присутствуют также представители Грузии и Азербайджана, у нас в целом сетевая международная организация с отделениями в разных странах мира. У нас состоят ученые – юристы, историки и экономисты, правозащитники и общественные деятели. Причем правозащита является одной из основных сфер нашей деятельности, учитывая обстановку на тех кавказских территориях, которые пока принадлежат России.

– С 2014 года вы провели 3 года в тюрьме по обвинению в хранении наркотиков. Известно, что российские «правоохранители» часто используют подобные манипуляции. Наверняка основной причиной была ваша общественно-политическая деятельность?

– В тюрьме я провел не 3, а почти 4 года, точнее – 3 года и 10 месяцев. Освободился только в декабре 2017-го, но у меня еще год надзора. Так что нельзя сказать, что я «вышел на свободу» – сейчас я не только не выездной, но и не выходной. Не имею права участвовать в публичных мероприятиях, даже выйти в кафе, с 22:00 до 6:00 должен быть на месте дома. Фактически я уже пятый год лишен свободы.

Причина посадки – это, вне всякого сомнения, моя общественно-политическая активность и правозащитная деятельность. Можно вспомнить, что различные преследования и задержания сопровождают меня еще с 2000 года. Властям не нравятся мои выступления против пыток, похищений и убийств на Кавказе. Это довольно длительная борьба – причем даже не только против нынешней власти в Чечне, это всего лишь производная от власти в России.

– В 1990-е годы вы были одним из руководителей Чеченской республики Ичкерия. Что тогда, на ваш взгляд, помешало Чечне стать реально независимым государством? Имперская агрессия России или непризнание Ичкерии на западе?

– Прежде всего, я бы не обвинял в этом тогдашних лидеров Ичкерии – Джохара Дудаева и Аслана Масхадова. Маленькой республике действительно было не под силу выстоять против огромной Российской империи. Провокации не прекращались ни на один день – например, Россия формировала диверсионные группы из чеченоязычных заключенных, которые совершали преступления, а их потом приписывали властям Ичкерии. И в сегодняшней Чечне многие вчерашние «ичкерийцы» занимают новые должности и откровенно признаются: «Я тогда был внедрен и выполнял задание».

Однако желание чеченцев быть независимыми и уйти из этой империи никуда не исчезло. Вот кстати интересный контраст – если русские заявляют, что они хотят «встать с колен», то чеченцы ясно осознают, что их пытаются поставить на колени. И получается такая ситуация, как сообщающиеся сосуды – будто бы для того, чтобы русские поднялись с колен, им надо поставить на колени все остальные народы. Но это долго не может продолжаться…

– Автор нашего портала, политолог Авраам Шмулевич считает, что нынешний режим Рамзана Кадырова – это орудие Кремля, предназначенное для полного подавления народа Чечни. Но с другой стороны, Кадыров – единственный из руководителей регионов РФ, который имеет мощные силовые подразделения, подчинённые лично ему. Как вы оцениваете эту ситуацию?

– Шмулевич совершенно правильно охарактеризовал эту ситуацию. Чечня – действительно единственный регион в нынешней России, где руководителю фактически позволено иметь свою армию. Однако цель этой армии – держать в страхе и повиновении всех недовольных чеченцев. С другой стороны, все расположенные в Чечне подразделения ФСБ подчиняются непосредственно Москве.

Без Путина Кадыров ничего из себя не представляет. Все эти преференции были даны ему (кстати, даже в нарушение законов РФ) именно для более эффективного контроля над чеченским народом.

– Что вы думаете о политических перспективах Северного Кавказа? Есть ли у северокавказских республик шанс на международное признание или они так и останутся колониями Кремля?

– У меня нет сомнений, что сам Путин фактически ведет Россию к развалу. Он может быть, не хотел бы этого, но так логически получается. Он и его команда озабочены только воровством огромных денег. И поэтому обострили отношения и с российскими народами, и со всем окружающим миром. Тем самым они поставили Россию в мировую изоляцию, с Путиным уже никто не хочет вести переговоры, фактически, красная черта невозврата уже пересечена. Цивилизованный мир сегодня вынужден противодействовать путинским агрессиям, и в какой-то момент они встанут перед задачей отстранения его от власти, чтобы он не развязал глобальную войну.

И в этих условиях у нас возникнет своя задача – создания новой Кавказской Республики. Это не только ныне существующие республики Северного Кавказа, но и Ростовская область, Краснодарский и Ставропольский края, Калмыкия и так далее. Это обширный и взаимосвязанный регион с населением около 15 миллионов человек. Кстати, у нашей Ассамблеи сложились вполне доверительные отношения и с местными русскими националистами, и с казаками. Мы все понимаем, что в случае распада империи нам все равно надо будет выстраивать совместные и добрососедские отношения. И я не думаю, что у будущей Кавказской Республики возникнут какие-то особые проблемы в отношениях с цивилизованным миром.

Хотя сложной проблемой для создания Кавказской Демократической Республики может стать распространение радикальных исламских идей. Ученые и эксперты Ассамблеи народов Кавказа серьезно изучают эту проблему, которая фактически была привнесена в регион извне. Россия очень хотела показать, будто на Кавказе ей противостоят только какие-то «исламские террористы», и тем самым дискредитировать движение за независимость. Однако я надеюсь, что непредвзятым международным наблюдателям картина ясна.

Беседу вел Вячеслав Пузеев