Виктор Трегубов: Децентрализация – ресурс развития страны

Виктор Трегубов: Децентрализация – ресурс развития страны

Интервью After Empire с главным редактором портала «Пётр и Мазепа» – о том, как сайт для русского меньшинства Украины превратился в общенационально-оборонительный, почему СБУ была права в случае Бабченко, об украинской региональной success story и нарастании хрупкости кремлевской империи

– Виктор, первый вопрос – об истории и специфике вашего портала. По названию можно подумать, что он посвящен российско-украинскому диалогу. Или вы все же ориентируетесь преимущественно на русскоязычных жителей Украины?

– Основатель «Петра и Мазепы» Александр Нойнец еще в 2013 году поставил целью создать портал для русских националистов Украины, но которые считали именно Украину своей страной и были настроены против Кремля. Тогда в России был популярный националистический сайт «Спутник и погром», его редактор Егор Просвирнин приезжал к нам и делал громкие заявления, мол, он «готов цветами встречать украинские танки».

Однако вскоре начался Майдан, затем война и тот же Просвирнин заявил: «мы больше не хотим бросать цветы под украинские танки, мы теперь ненавидим всех хохлов, крымнаш» и все такое. На что Нойнец ответил: «Ах, крымваш? Ну посмотрим!» И сайт уже стал функционировать не в формате, рассчитанном на русских националистов Украины, а ориентироваться вообще на всех жителей страны, которые сопротивлялись кремлевской агрессивной политике.

Затем у сайта дважды менялись редакторы, и вот уже год его возглавляю я. Действительно, состоялась интересная метаморфоза – сайт для русского меньшинства Украины превратился в общенационально-оборонительный портал для всех граждан страны. Мы стали публиковать материалы по военному анализу, привлекли много профессиональных авторов, это все можно найти в наших архивах. И сегодня мы единственный сайт, который публикует ежемесячную аналитическую хронику боевых действий, эта рубрика называется «Доброе утро, Вьетнам».

– По содержанию статьей «Петра и Мазепы» хорошо заметно, что вы патриоты Украины, но при этом ваш портал в основном русскоязычный. Не является ли для вас проблемой то, что вы делаете его не на государственном языке?

– Нет, это не проблема. В Украине нет жестких законодательных требований к языку интернет-порталов. Но на самом деле, сайт у нас двуязычный, мы публикуем  авторов на том языке, на котором они присылают нам свои тексты. Соответственно, если прислали текст на украинском – вiн йде українською мовою, якщо цей текст російською, то он так и выходит. Сейчас у нас получается примерно где-то от четверти до трети статей на украинском и от двух третей до трех четвертей на русском. Но это не потому что мы так хотим, а потому что в основном авторы так присылают. Сам я преимущественно пишу по-русски, хотя по-украински тоже иногда.

– Актуальный вопрос, вызванный нашумевшей историей с Аркадием Бабченко. На ваш взгляд, не переборщила ли украинская власть с этой инсценировкой? Понятно, что у спецслужб свои спецоперации,  но тут возникает проблема доверия к медиа. Потому что если вдруг, не дай Бог конечно, произойдет реальное покушение на кого-нибудь, теперь публика может уже не поверить…

– На самом деле, эту историю очень по-разному, как я заметил, восприняли в Украине и за рубежом. За рубежом действительно раздавались возмущения, как же так, это же подрывает media credibility, и прочее трали-вали. А в Украине даже те люди, которые критично относятся к Службе безопасности, отнеслись к ситуации с пониманием.

Понимаете,  мы же воюющее государство, и у нас немного другая система приоритетов, чем в мирных странах. Для СБУ важнее спасти жизнь человеку, а не задумываться о том, как это повлияет на медийное доверие. И кстати, это не такой уж беспрецедентный случай. Если вы поищете в сети  «убийство было инсценировано полицией», то вам Google выдаст огромное количество новостей и американских, и европейских, и украинских – это нормальная практика.

Единственное исключение в данном случае – то, что такой метод был применен по отношению к публичному лицу, настолько публичному, что это дошло до уровня Совбеза ООН. Но я абсолютно уверен, что например, Моссад тоже не остановился бы перед дезинформацией, в том числе для мировой прессы, если нужно будет спасти какого-нибудь гражданина Израиля. Другое дело – действительно ли необходимо было применять такой метод в этой ситуации? Но  это мы уже узнаем по ходу расследования, по ходу публикации его материалов.

– Да, интересно будет, конечно, посмотреть развитие данной ситуации… Но пойдем дальше поскольку наш портал посвящен регионализму и федерализму, хотелось бы задать вам пару вопросов на эту тему. Как вы оцениваете процесс децентрализации в Украине, о котором президент Порошенко говорил еще в начале своего срока? Разумеется, мы имеем в виду не имперских оккупантов, которые выдают себя за регионалистов, так называемую «Новороссию», но реальное самоуправление украинских громад, подобное тому, которое существует в регионах Европы. Например, остается ли громадам больше налогов в последние годы?

– Децентрализация в Украине идет, но я считаю очень позитивным моментом, что она носит не культурно-политический характер, а бюджетно-экономический. У меня перед глазами есть несколько очень успешных примеров, когда руководство областей эффективно использует ресурсы, которые им остаются. В первую очередь, это Днепропетровская область, это можно сказать, вообще украинская success story. По сравнению с предыдущими годами там происходит невероятный инфраструктурный подъем, там в селах строятся школы лучше, чем в Киеве.

Если появляется нормальная власть на местах, бюджетная децентрализация очень хорошо работает и обеспечивает быстрое развитие региона. Это действительно мощный ресурс развития страны в целом.

– То есть украинская success story – это Днепр? Многие прочили в свое время на это место Одессу, и Саакашвили туда позвали, чтобы там сделать этакую реформаторскую мини-Грузию…

– …а получилось в итоге в Днепре. Возможно, потому что консенсус местных элит там был полегче и не было резкой политизации этого процесса.

– А остальные регионы подтянутся до уровня Днепра, на ваш взгляд?

– Я думаю, подтянутся. Хотя в разных регионах ситуация достаточно разная, повсюду своя специфика. Например, в западных областях мы сталкиваемся с проблемой депопуляции, потому что многие их жители предпочитают работать за границей. Но в целом, когда больше финансов остается на местах и вкладывается в инфраструктуру, это становится хорошим стимулом для развития.

– Россия призывает Украину к «федерализации», но что случится, если реальная федерализация начнется в самой России? Вы можете представить, что некоторые регионы РФ будут тяготеть к Украине? Например, Кубань или даже дальневосточный Зеленый клин?

– Что касается Кубани, то, на мой взгляд, она уже очень сильно русифицирована. Могу ошибаться, но она, кажется, скорее тяготеет к Дону или даже к Москве, чем к Украине. Мы уже видели таких имперских «казаков» в Луганской области…

А насчет Зеленого клина – там ситуация конечно интересная. Я общался с людьми оттуда, они действительно по менталитету более похожи на украинцев, чем на русских. Многие потомки переселенцев там носят украинские фамилии, но все же украинской идентификации там уже почти нет. Хотя это может быть тема специального исследования…

В целом Российская Федерация – это довольно искусственное формирование. Многие регионы там – очевидно инородные тела. Ну разве Чечня или Ингушетия – это «Россия»? Понятно, что вся эта конструкция удерживается сугубо административно и военной силой. Но когда эта сила иссякнет и консенсус элит прекратится – тогда, как говорят, возможны варианты…

– Есть такое мнение, что закончить войну на востоке страны и решить ситуацию с Крымом Украина не сможет без каких-то существенных изменений в самой России. Каков ваш прогноз на ближайшие годы – возможны ли такие изменения? 

– Я не очень люблю делать прогнозы, если не наблюдаю каких-то четких тенденций. Впрочем, одну наблюдаю – очевидно, что нынешняя Россия пошла по пути компенсации отсутствия пряников кнутами. Поэтому они принимают все больше репрессивных законов против своих граждан. Не знаю, сколько это может продолжаться, но учитывая специфический менталитет и специфическое государственное устройство России, кажется, достаточно долго. То есть, Россия может достаточно долго существовать в режиме невыполнения социального договора, а точнее подмены социального договора вот этой псевдомобилизацией: «Вы терпите, ребята, потому что нас все вокруг ненавидят и сплотитесь вокруг национального лидера» – это очень долго может продолжаться. Но, в конце концов, завтра Путин может скончаться по чисто техническим причинам – он все-таки не самый молодой и здоровый человек, поэтому спрогнозировать, что там случится хотя бы через год, я бы не брался. Слишком много «если», слишком много факторов, которые могут измениться в любой момент.

– На пряники, видимо, у российского режима уже просто закончились деньги?

– Да, деньги на пряники закончились. Но тут есть еще важный момент – имперская система неизбежно нарабатывает сама в себе массу критических ошибок. В результате она может изображать себя сколь угодно стабильной, но это иллюзия – и «Зимняя вишня», например, это показала. Коррупция настолько проела систему изнутри, что все можно строить хоть из ватных палочек – никто этого не заметит. В системе необратимо накапливается хрупкость, и однажды может начаться цепная реакция. Какая-нибудь «Зимняя вишня» наложится на какой-нибудь «Курск», а он, в свою очередь, на какие-нибудь выборы. И все это кончится политическим «Чернобылем»…

Беседу вел Вячеслав Пузеев