Артём Лоскутов: Мы севернее Кореи, это очевидно

Интервью After Empire с художником и общественным деятелем – о развитии проекта Монстраций, почему власть испугалась федерализации Сибири и о том, как легко в регионах стать «врагом государства»

– Артём, ты уже много лет организуешь всем известные новосибирские Монстрации, в них принимает участие всё больше людей, этот опыт перенимают другие города, и в нынешней России – это, пожалуй,  самый актуальный способ политического самовыражения.  А как ты сам оцениваешь эволюцию Монстраций год от года?

– Монстрация – это просто движение, мы не ставим какой-то единой цели, это такое общество без цветовой дифференциации штанов. Это пространство для свободного высказывания, а также для того, чтобы услышать людей, которые хотят по-своему отреагировать на окружающий мир.

В Новосибирске, кстати, у нас шла довольно долгая борьба за право выходить. Но потом ситуация внезапно изменилась – власти стали лояльно улыбаться и даже делать вид, будто это они сами все организовывают. Департамент культуры даже выделяет людей подержать передний транспарант. Хотя раньше были и аресты, и попытки выдавить шествие куда-то на промзоны. Тогда в других городах Монстрации проходили свободно, и только в Новосибирске постоянно возникали проблемы. Наверное, это связано с тем, что у нас на это мероприятие выходило больше всего народу, примерно столько же, сколько в сумме в других городах, и это пугало власть.

А сейчас основные проблемы возникают именно в других городах. Например, в Омске сейчас будет суд над организатором местной Монстрации – за то, что они отказались уходить на окраину и пошли гулять по центру. В Томске тоже судились с мэрией. В целом, в этом году Монстрации прошли уже более, чем в 20 городах. Москва и Питер также присоединились после некоторого перерыва. Считаю, что это показатель востребованности.

Созрели, растете.

– Кстати, про Москву еще можно вспомнить. Первая Монстрация там прошла в 2010 году, затем это успешно наложилось на расцвет уличной политики в 2011-2012 гг. Но затем, после разгона на Болотной стало непонятно, как устраивать наши акции, нас даже стали упрекать, что мы подрываем гражданский протест своей «клоунадой». Однако у людей все же осталась потребность выходить на улицу не под чьими-то партийными лозунгами, а высказываться от своего имени.

Вот кстати по поводу лозунгов. В этом году Монстрация прошла под слоганом «Севернее Кореи». Ты действительно полагаешь, что нынешняя Россия туда уже как бы приехала?

– Мы действительно севернее Кореи, надо на карту просто посмотреть, всё очевидно.

– Ну а вот в политическом и социальном плане?

– Лозунги Монстрации могут выглядеть абсурдными, но именно этот абсурд лучше всего отражает реальность. Насколько я знаю, туристам в Северной Корее по прилету надо сдавать сотовый телефон. И Россия с блокировками интернета движется именно в этом направлении.

У меня вот вчера опять не работал Telegram несколько часов. Зачем это происходит, кому это нужно? Похоже на медведя из анекдота, который говорит другим зверям: «А я сейчас вам всем морды набью и просто всё сломаю, потому что могу». Вот есть ощущение, что государство у нас сейчас ведёт себя примерно так.

– Помимо организации Монстраций ты ещё автор фильма «Нефть в обмен на ничего», который рассказывает об ограблении Сибири нынешним федеральным центром. Сибирь, на твой взгляд, продолжает оставаться колонией, как утверждали еще областники 19 века?

– Мне кажется да, я особо стараюсь это мнение не озвучивать, но наверное сейчас можно. У меня сложилось очень плачевное впечатление от последней поездки в Новосибирск. За последние годы город перестал развиваться, его, можно сказать, как в карты проиграли. И пожалуй, такое отношение к Сибири было всегда, просто со стороны это видится яснее.

А насчет этого фильма, там был такой момент – из Питера идет состав с радиоактивными отходами, с отработанным топливом в город Железногорск под Красноярском. Власти собираются там закапывать эти отходы и объясняют это очень просто – не можем же мы в Питере это делать, тут же люди живут! А в Сибирь можно – она большая!

Вон Путин мост в Крым открыл, а открыл ли он что-то в Сибири, я вообще не помню. В Новосибирске сейчас идут разве что битвы за свалку. Какие-то москвичи хотят отжать помоечный бизнес и обязать город платить им за это. Вот это главная новость третьего города страны, ну что это такое? В нормальной стране такое немыслимо.

– И наверное поэтому люди из Сибири постоянно уезжают?

– Да, я вот и сам не планировал уезжать, но в определенный момент сталкиваешься с тем, что здесь тебе не хватает инфраструктуры для твоей деятельности, потому что ничего не развивается. И если ты занимаешься современным искусством и хочешь участвовать в какой-то выставке – до нее приходится долго и дорого ехать.  Кстати, новосибирцы очень часто расстаются в своем городе, а потом уже вновь встречаются в Москве, Питере, Европе…

– Да, у нас на портале тоже заметен такой феномен – нам о Сибири пишут некоторые авторы, родом оттуда, но давно уже там не живут…

– Иногда создается впечатление, что активных людей со всей страны словно бы эвакуируют в Москву. И потому она разрастается до каких-то безумных размеров, а все остальное пространство задыхается. Конечно, это ненормальная ситуация…

В 2014 году ты пытался организовать Марш за федерализацию Сибири, но власть не только запретила это мероприятие, но даже преследовала тех людей, которые о нем сообщали. Чего, по-твоему, она так испугалась?

– Хотел бы уточнить – инициатива этого Марша была не моя, а местных нацболов, которые откололись от Лимонова. Но идея мне очень понравилась. Тогда же в российских теленовостях постоянно рассказывали только про Украину, про каких-то «сторонников федерализации». Ну вот мы и решили – так давайте Сибирь тоже федерализуем, если это так круто! Будем сами принимать законы, брать налоги и т.д. Это же здОрово!

Но оказалось, что для российской власти это риторика сугубо для внешнего употребления. Нас за такие лозунги сразу стали обвинять в «сепаратизме», хотя никакого сепаратизма там вовсе не было. Мы требовали – пусть в рамках федерации будет Республика Сибирь, как и другие республики в РФ, почему этого нельзя? Но паника началась действительно бурная, Роскомнадзор требовал выпилить из СМИ все упоминания об этом Марше, и даже комментарии из соцсетей!

– Это очень показательно – власти вроде бы Федерации так испугались реальной федерализации!

– Возможно, мы действительно задели очень чувствительную тему. Реального федерализма власть боится. Потом были проекты таких Маршей за федерализацию на Урале, в Калининграде и на Кубани, там даже посадили за это Дарью Полюдову. Хотя это была очевидная ирония над государственной риторикой. Но власть испугалась так, будто бы если 20 человек пройдут маршем за федерализацию Сибири,  вся Сибирь отделится и улетит куда-то в космос.

Сейчас кстати, власти борются с сетью анархистских групп, вменяя им какой-то «терроризм». Как мне представляется, все это делается лишь для того, чтобы спецслужбам оправдать свое существование и обновить погоны. Они сами себе придумывают ужасных «террористов» и «сепаратистов» и запугивают ими общество. Но под их каток попадают совершенно невиновные люди, точнее, виновные лишь в том, что у них есть своя точка зрения.

– Особенно сложная ситуация в различных регионах…

– Да, там люди практически беззащитны перед политической полицией. Если в каком-то небольшом городе ты начинаешь как-то выделяться из массы, особенно в смысле политических взглядов, на тебя тут же набрасываются «Эшники» (отдел по борьбе с экстремизмом МВД – ред.) и начинают тебя «оформлять».

Мы кстати, тут упомянули людей, которые пишут о Сибири, уехав оттуда. Так вот, у меня именно такой парадокс – в Москве я чувствую себя безопаснее, чем в Новосибирске. Потому что здесь меня не хотят ловить, у них есть кого ловить кроме меня. А вот в разных российских городах постоянно ловят то организаторов Монстраций, то штабистов Навального.  В регионах гораздо легче стать «врагом государства».

Беседу вел Вячеслав Пузеев