Почему приграничная Карелия живет в бедности и изоляции?

Андрей Туоми

Республика Карелия, в отличие от остальных регионов Российской Федерации, уже давно живет в режиме отсутствия сколько-нибудь внятного, а главное – ответственного планирования жизни и развития территории на перспективу. Говоря модными нынче понятиями — в республике нет концепции развития Карелии на ближайшие годы.

Кто-то может возразить, дескать, как же – только недавно, в середине февраля, – правительство республики приняло соответствующий документ на период аж до 2022 года, так что все в порядке!

Однако не стоит обольщаться: такие же концептуальные планы выдвигали и предыдущие губернаторские команды – Андрея Нелидова и Александра Худилайнена, но, к счастью, ни один из отставных губернаторов так и не досидел свой положенный срок, и их концепции накрылись, само собой, медными тазами.

Все отчетливее сегодня в республике говорят о грядущей отставке Артура Парфенчикова, который хоть и «правит» республикой больше года, но в кресле губернатора официально находится после сентябрьских выборов 2017 года. Кто-то связывает грядущий уход очередного концептуалиста с состоянием здоровья, кто-то с переходом Артура Олеговича вновь на «федеральную» работу. Суть в том, что в случае своей отставки, Парфенчиков будет самым быстрым и краткосрочным губернатором Карелии – пришел, увидел… и ушел.

Таким образом, очередная концепция накроется очередным, третьим уже по счету, медным тазом. Что само по себе не удивительно. Они бы накрылись и в том случае, если бы прошлые губернаторы вдруг остались на своих постах. Потому что они утопичны и неисполнимы изначально. Как, впрочем, и ныне принятая правительством Парфенчикова концепция развития Карелии на период до 2022 года.

Сам по себе факт разработки таких концепций в государстве, которое пробивает одно за другим днища все более углубляющегося кризиса, выглядит если не сумасшествием, то большой странностью. А концепцию таких регионов, как Республика Карелия на период до 2022 года, нужно выражать всего одним понятием: «не сдохнуть».

На второй день после публикации правительственной концепции рейтинговое агентство «РИА Рейтинг» обнародовало итоги 2017 года, согласно которым, Республика Карелия оказалась на 70 месте в рейтинге российских регионов (всего их 85), а в рейтинге Северо-Западного федерального округа – на предпоследнем месте, совсем немного опередив второго аутсайдера – Архангельскую область (74 место).

При этом Карелия, в отличие от других регионов и своих соседей по округу, имеет колоссальное преимущество — самую протяженную границу с одной из ведущих стран Евросоюза – Финляндией. Однако это соседство никак не сказывается на состоянии экономики республики и на уровне жизни населения.

Не сказывается – потому что не работает. Мало того, что Карелия вместе со всей страной оказалась в заложниках санкционной политики, и она мало кому интересна с точки зрения экономических взаимоотношений в Европе, так еще и состояние экономики республики близко к полному краху. В некоторых районах Карелии экономика отсутствует полностью ввиду отсутствия какого бы то ни было промышленного производства. И под «экономическим развитием» этих районов подразумевают все что угодно, кроме, собственно, экономики и развития.

Впрочем, это совсем не удивительно. К сожалению, Карелия, как и вся Российская Федерация, живет довоенными реалиями и старательно избегает формулировок типа «воюющая страна» и «режим военного времени». Между тем, точка отсчета наступила уже достаточно давно, в феврале-марте 2014 года, после аннексии Крыма и начала войны на Донбассе (а затем и в Сирии) и за четыре военных года пора бы уже было понять, что все мы живем в воюющей стране, со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами.

Однако так уж устроена психология российского человека, что в состояние войны он начинает верить только тогда, когда в его огород прилетает первый вражеский снаряд. Все время до этого факта он озирается по сторонам и с недоумением вопрошает: а почему нас все ненавидят, а почему санкции, а почему скукожилась экономика и почему все стали врагами и почему кризис в стране стал необратимым?

Если «до Крыма» в Карелии худо-бедно реализовывались какие-то совместные экономические проекты с соседней Финляндией, то теперь приграничное сотрудничество свелось к обмену любезностями и рукопожатиями на совместных муниципальных тусовках. Например, в Калевальском районе республики «перед войной» реализовывались сразу два довольно крупных экономических проекта – по обеспыливанию дорог и по развитию овцеводства.

Евросоюз, да и Карелия тоже, вбухали в эти проекты немалые деньги. Другой вопрос – как они развивались и чем завершились, тем не менее, они были-таки реализованы. Да, конечно, цены на строительство дорог в Евросоюзе оказались куда ниже российских (где в каждом километре 300% наценки на откаты), но дорогу удалось построить только частично, а поголовье элитных овец Романовской породы из-за недобросовестности российских предпринимателей частично превратилось в шашлыки, а частично было арестовано судебными приставами. Это вопрос другой —  особенностей национального бизнеса.

Теперь таких проектов вообще нет. И едва ли они появятся в обозримой перспективе. Скорее наоборот – в обозримой перспективе со стороны Евросоюза будет все более опасливое отношение к своему восточному соседу, а, учитывая агрессивную политику российского государства, — и вполне себе обоснованная милитаризация всего европейского пограничья.

Что остается в сухом остатке? Ровным счетом ничего. Международный туризм, на который во все времена уповали и молились карельские губернаторы, стремительно идет на убыль. Финнам Карелия стала не интересна с точки зрения туризма по двум причинам — стагнация отрасли и отсутствие каких-то значимых и новых турпроектов и турпродуктов, и то самое пресловутое состояние «воюющей страны», которое упорно не хотят признавать обитатели одной седьмой части суши. Турист опирается на собственные ощущения, а не на декларативные заявления правительств государств и регионов. Так что с потоком туристов из Финляндии покончено. Какие-то единичные визиты единичных туристов и групп, конечно, происходят, но все это мало напоминает туроборот начала «нулевых», когда у этой отрасли в Карелии были все данные для того, чтобы стать передовой. Не случилось. И вряд ли случится в обозримом будущем.

Более того, уже сегодня многие карельские туристы, посещающие Финляндию, говорят об охлаждении отношения к ним со стороны финнов, чего, по их словам не наблюдалось «еще несколько лет назад». Пока это не враждебное отношение, а всего лишь «прохладное», но кто знает, чем может обернуться очередной фортель российской дипломатии где-нибудь в Сирии или на Донбассе?

Санкционная политика, оживление в стране воинственной риторики, презрительное отношение государственных СМИ к Европе, естественно, не могут не сказываться как на туризме в целом, так и на отношении к «руссо туристо» в той же Финляндии.

Так что всю концепцию правительства Парфенчикова стоит для начала поделить ровно на два и выбросить на помойку все, что так или иначе связано с иностранными инвестициями, приграничным сотрудничеством, развитием туризма и совместных проектов. Этого не будет не зависимо от того, уйдет ли в отставку Артур Олегович или останется в своем кресле.

А вместе с громкими терминами «создание научно-образовательного комплекса, благоприятной технологической и предпринимательской среды, экологически чистого пространства жизни, развитие транспортной инфраструктуры, туристического кластера, машиностроения, аквакультуры, биотехнологий» надо выбросить и оставшуюся вторую часть этой концепции. Потому что все эти «бла-бла-бла» на фоне разваливающихся буквально на глазах районов Карелии звучит еще менее убедительно, чем обещания «хрущевского коммунизма к 80-му году».

Ибо концепция – концепцией, а жизненные реалии состоят совсем в другом: теперь и Минфин Карелии переходит в своих отношениях с муниципалитетами в «санкционный режим работы». О этом сообщает агентство «Невские Новости»:

«Министерство финансов регулярно проводит мониторинг своевременности выплаты зарплаты бюджетникам и оплаты коммунальных услуг. Специалисты ведомства обнаружили, что в ряде районов не в полном объеме предусмотрена оплата коммунальных услуг с учетом просроченной кредиторской задолженности.

В связи с этим Министерство финансов Карелии решило применить санкции в отношении местных властей Лахденпохского, Сортавальского, Пудожского, Кемского, Лоухского, Муезерского, Олонецкого и Калевальского районов в виде частичного приостановления дотаций в размере 20 %.»

Вот так вот — ни много, ни мало. И вопросом о том, почему в районах Карелии складывается такая катастрофическая ситуация, никто не задается. Санкции – и все тут. Правда при этом в районах никто не кричит, что «санкции нам только на пользу» и «мы поднимем экономику с колен». Потому что нет ее – экономики, следовательно и поднимать с колен просто нечего.