Марат Гельман: Региональные культурные революции в России еще будут

Интервью After Empire с автором «Пермского проекта» – о нехватке исторического времени, разнице между «умением» и «пониманием», а также о том, что делать в условиях, когда все зацементировано

– Марат, в своё время ты был инициатором нашумевшего «Пермского проекта», и я сам тогда, как и многие, неоднократно приезжал в Пермь.  На твой взгляд, если так ретроспективно посмотреть, что получилось, что не получилось и почему не получилось в Пермской культурной революции?

– Глобально, конечно, не хватило времени. На самом деле, любая стратегия предполагает, что у тебя есть какое-то время. Мы нашли общий язык  с Олегом Чиркуновым (губернатор Пермского края в 2005-2012 гг.), который понимал значимость нашего проекта, что регион необходимо продвигать. Но впоследствии президентом вновь стал Путин, а его такие региональные культурные революции уже не интересовали.

Тем не менее, вслед за Пермью возник «Культурный альянс» 11 российских городов, и я горжусь, что мы также поучаствовали в этой инициативе. Это были самые разные города, но каждый из которых также активно хотел развивать свою специфику, можно это назвать «культурным сепаратизмом» (улыбается). И все это поныне работает, пусть уже без Гельмана…

– Сегодня ты продвигаешь свой проект в Черногории?

– По сути, в Черногории я занимаюсь тем же, чем и раньше в Перми и других российских городах, но только теперь как гораздо более опытный человек. Я ведь и в Перми сначала собирался просто сделать музей, но потом понял, что нельзя сделать музей, не «сделав» город. Это все взаимосвязано, и необходимо, чтобы публика была не просто зрителями, но участниками проекта.

Также надо различать понимание и умение. Людям легко что-то объяснить, чтобы они поняли, но очень трудно, чтобы умели. Вопрос территориального развития – это на самом деле 80% умения и 20% понимания. В «Пермскую эпоху» у нас понимание было, а вот умение – как надо делать конкретные вещи – приходило в процессе.

А Черногория интересна тем, что здесь все города маленькие. Я раньше маленькими городами не занимался вообще, если население меньше полмиллиона, я не видел в этом перспективы. А вот сейчас уже пришло это умение организовывать культурные процессы, которые вовлекают публику, и она сама становится их субъектом.

– Если говорить о сегодняшней российской ситуации, когда всё практически зацементировано, забетонировано и абсолютная вертикаль установлена, возможны ли какие-то локальные культурные прорывы или сейчас пока нет?

– Думаю, что сегодня возможны только какие-то образовательные проекты, подспудная работа: писать книги, учить людей и ждать момента, когда это всё выплеснется по-новой.

Я сегодня сказал на Форуме, что сверхцентрализации в России 300 лет, это застарелая болезнь, одна из самых опасных болезней, самых фундаментальных. Поэтому ответ – да, конечно, региональное культурное освобождение неизбежно, но вот когда оно произойдет? Когда-нибудь точно…

– Ну помнишь, как Ленин в январе 1917-го говорил, что наше поколение до революции не доживет. А она началась через месяц…

– Ну посмотрим…

Беседу вел Вадим Штепа, 5 Форум свободной России, Вильнюс, апрель 2018.