Антон Цайлингер: Австрия между федерализмом и популизмом

Интервью After Empire с австрийским политологом – о специфике федерализма в этой стране, школьных программах и налогах, а также о влиянии Москвы на нового канцлера

Мы продолжаем наши диалоги на Форуме Свободной России.  Сегодня мы побеседуем с Антоном Цайлингером, давним читателем портала After Empire. Он сам проживает в Австрии, которая является известным примером европейской федерации, и мы хотим поговорить на эту тему. Давно ли ты живешь в Австрии и считаешь ли модель австрийского федерализма поучительным примером для будущего России?

– Я живу в Австрии уже очень давно, 27 лет. Хотя родился и вырос в Петербурге. Такой интересный исторический круговорот – мои предки, австрийцы, напротив, эмигрировали из Австрии в СССР в 1930-х годах.

Австрийская система федерализма довольно похожа на немецкую, но есть некоторые важные отличия. В Австрии 9 федеральных земель, которые являются самостоятельными политическими образованиями внутри федерации, со своими парламентами. Преимущественно они сами решают свои региональные проблемы. И когда столичная Вена пытается перетянуть на себя полномочия, это вызывает общественную критику.

Что касается приемлемости этой модели для России, в этом я не уверен, потому что тогда адаптировать пришлось бы очень многое. В России, на мой взгляд, центробежные настроения имеют бОльшую перспективу.

– Насколько известно, в германской и австрийской федерациях все школьные образовательные программы составляются на уровне земель. То есть у вас совершенно невозможно представить ситуацию, когда из центра вдруг запрещают изучать в школах региональные языки.

– Да, это верное замечание. Хотя и у нас прослеживаются тенденции к централизации. В начальных школах и гимназиях программы составляются на уровне земель, а вот в средней школе уже общефедеральный курс.

– А как в Австрийской федерации распределяются налоги? Сколько остается в землях и сколько уходит в центр?

– Точное процентное соотношение не скажу, но знаю, что большая часть налогов остается не только в землях, но даже в муниципалитетах.

– Недавно канцлером Австрии стал Себастьян Курц, правда ли, что он сторонник Путина?

– Он не то, что сторонник, он явный адепт. Есть серьезное подозрение, что на него существует прямое влияние Москвы. Те две партии, которые находятся у власти в Австрии: партия, которую представляет Себастьян Курц, – это австрийские консерваторы и партия правых популистов, так называемая «Партия свободы», они обе откровенно пропутинские и ратуют сегодня за отмену санкций.

– Чем это можно объяснить? Откуда в мирной Австрии такая симпатия к агрессивной российской политике?

– На мой взгляд, это вызвано двумя причинами. Во-первых, это финансовое влияние Москвы на австрийскую политическую и бизнес-элиту. Много российских денег отмывается через австрийские банки, строительные компании и т.д. Это все прослеживается еще с начала 2000-х годов.

А что касается обычных избирателей, то популизм сегодня – это общая тенденция в Европе. Европейский истеблишмент пока не в состоянии сформулировать внятную картину мира, все очень быстро меняется, и это порождает у людей страх неопределенного будущего. А популисты как раз успешно играют на этих страхах.

Беседу вел Вадим Штепа