Свалочная власть

НЕЕДИНАЯ РОССИЯ – 31

Игорь Яковенко

Почему когда власть становится тотальной, она вдруг оказывается бессильной

Новый политический сезон, ведущий отсчет от триумфальной победы Путина 18.03.18,  начался с череды непрерывных катастроф во внешней политике и внутри страны.

Десятки стран по инициативе Великобритании и США высылают более сотни российских дипломатов, но не нашлось ни одной страны в мире, которая в знак солидарности с Россией выслала бы хоть одного британского или американского дипломата.

Внутри страны ликование от путинского триумфа было несколько испорчено чудовищной трагедией в Кемерово и целой серией «мусорных бунтов» в Московской области.

Главным и единственным  политическим итогом кемеровской трагедии стала отставка Тулеева. Главным и единственным политическим итогом «мусорных бунтов» в Подмосковье стало увольнение главы Волоколамского района Евгения Гаврилова.

Аман Тулеев ханствовал в Кузбассе без малого три десятка лет с небольшими перерывами. Это был политический тяжеловес, обладавший абсолютной властью над регионом и заметным влиянием в Москве. Правда, в последние годы вес кемеровского властителя поубавился, но, тем не менее, объем его власти в регионе был таков, что его вполне хватало для предотвращения трагедии «Зимней вишни». Так что можно было бы считать его отставку адекватной мерой, если бы не одно обстоятельство.

Власть в путинской России устроена так, что она на всех уровнях не имеет к населению никакого отношения и не имеет перед ним никаких обязательств. Обязательства у региональной части пирамиды власти есть только перед ее вершиной и эти обязательства Тулеев исправно выполнял, давая сверхвысокий процент за нужных кандидатов на всех «выборах», а также обеспечивая тишину и спокойствие на подведомственной территории.

Безмятежное ханствование Тулеева было прервано мученической гибелью 64 человек, что было воспринято, как «нож в спину» верховного властителя. Но парадокс состоит в том, что если бы Тулеев создал в Кемерово условия, минимизирующие шансы на возникновение таких трагедий, то его политическая карьера завершилась бы намного раньше и значительно более печально для самого Тулеева.

Поскольку попытка выстроить региональный островок честности посреди путинского коррупционного беспредела с откатами наверх и рынком должностей, немедленно привела бы к такому же результату, к которому привела попытка Ходорковского заявить о своем намерении вести прозрачный бизнес в России. Так что «Зимняя вишня» в путинской России – это норма, а ее отсутствие – это временное явление, или если угодно, отсрочка.

Если отставка Тулеева хотя бы внешне выглядит похоже на адекватную меру, то увольнение волоколамского начальника Гаврилова это как если бы человека, который арендовал столик в ресторане, судили бы за неуплату налогов владельцем этого ресторана.

В России нет местного самоуправления. И если на уровне субъектов федерации можно говорить о недостатке полномочий, то на более низком уровне никаких полномочий просто нет. Евгений Васильевич Гаврилов – один из 22327 глав муниципальных образований в России. В Московской области таких образований – 326, из них районного уровня – 29. Вся эта армия безликих чиновников низового уровня вообще ничего не может и по большому счету не нужна.

«Мусорные бунты» идут по всему Подмосковью с одинаковым сценарием. В 2017 году по распоряжению Путина закрыли мусорный полигон в Балашихе и мусор стали возить в другие районы. В результате стали задыхаться от вони Коломна, Таруса, Клин, Тучково, Воскресенск, Наро-Фоминск. Перечислены только те районы, сведения о «мусорных бунтах» в которых попали в прессу.

Мне совершенно не жаль глав местных муниципалитетов, которые, будучи совершенно бессильны что-либо изменить, ждут своей очереди на увольнение. Это в большинстве своем единороссы, своими плечами подпирающие путинский режим. Проблема в том, что их увольнение ничего не решает. Проблема цивилизованной утилизации отходов, как и многие другие частные проблемы, касающиеся жизни людей, требует принципиально иного устройства государства.

Люди, потерявшие близких в Кемерово, собираются на стихийный митинг. Люди, задыхающиеся от вони свалочного газа, перекрывают трассы в Подмосковье. И те, и другие очень старательно не допускают того, что они сами называют «политизацией протеста». И те, и другие упорно не хотят видеть связи между своей бедой и своими проблемами и тем устройством власти, который они поддерживают. Пока эта связь в головах людей не возникнет, в России будут постоянно воспроизводиться «Зимние вишни» и отравления свалочными газами. Просто потому, что когда власть тотальна, она всегда бессильна…