Владимир Мелихов: Казаки, как и другие народы, отличаются особой политической культурой

Владимир Мелихов: Казаки, как и другие народы, отличаются особой политической культурой

Интервью After Empire с историком казачества – о том, как власть опасается реальной истории казаков, превращает их в пугало для общественного мнения, и о причинах отсутствия Республики Казакия

– Владимир Петрович, Вы известны как специалист по истории казачества, организатор музеев. Однако российская власть, как можно наблюдать, весьма недовольна Вашей деятельностью. Вас пытаются преследовать в судебном порядке. Как Вы объясняете такое поведение властей?

– Власть нас не «пытается преследовать», а прямо преследует. У нас вот уже в течение десяти лет существует два казачьих мемориала – в станице Еланской и в Подольске. Власть настойчиво хочет закрыть эти мемориалы, и вообще – сделать мою жизнь невыносимой до такой степени, чтобы я их сам закрыл. Хотя это мои частные музеи, по закону их закрыть нельзя, но власти идут на всяческие ухищрения – например, подбрасывают патроны, чтобы обвинить в «хранении оружия», ищут какую-то «неуплату налогов» и т.д.

За эти 10 лет состоялось около 500 судебных заседаний! А причина всего этого – наши музеи показывают, к чему приводит диктатура. И власть просто узнает в этих палачах саму себя – потому нас и преследует.

 

– Это очень интересная, необычная позиция. Потому что в массовом сознании укоренился обратный стереотип – будто казаки всегда служат «царю», то есть действующей власти. А Вы его разрушаете, показываете, можно сказать, «казачью вольницу»…

– В сегодняшнем российском обществе перепутано абсолютно все. Те, кто называет себя «патриотами», «коммунистами» и «либералами», зачастую ими совсем не являются. То же самое и с казаками. Надеть казачью справу, нацепить медали и пришить лампасы – это еще недостаточно для того, чтобы быть казаком.

Казаки, как и другие народы, отличаются особой политической культурой. Это не фольклор, не папаха и не шашка на боку. Это принцип организации местного самоуправления, который у казаков существовал еще во времена Российской империи. Казаки выбирали своих атаманов по принципу «лучший среди равных». И чувствовали себя свободными людьми. А затем большевицкая власть, конечно, не могла этого допустить и начала геноцид казаков. О нем сегодня стараются не говорить. Но на самом деле, куда делись миллионы жителей традиционно казачьих земель?

А дальше началась полная пародия – на казачьи земли приехали другие люди, которые затем надели справу и сами назвали себя казаками. И возникла новая мифология – будто бы казаки – это какой-то «оплот» власти. Которая к реальной казачьей жизни абсолютно никакого отношения не имеет!

– Сегодня в разных регионах массово регистрируются казачьи общины, даже там, где их исторически никогда не было – например, в Карелии. Причем эти люди имеют весьма отдаленное отношение к казачеству, но чаще всего представляют собой отставников из разных силовых структур. Как Вы относитесь к этому? Власть пытается создать свое, послушное псевдоказачество?

– Во всех этих общинах, если они имеют какое-то отношения к казачеству, собираются не лучшие люди, как это было традиционно у казаков, а наоборот – те, кто не нашел себя в жизни, и поэтому хочет прислуживать любой власти. В итоге – казаков превращают в какое-то пугало для общественного мнения – которые разгоняют оппозицию, какие-то выставки и т.д. Но государство тут как бы ни при чем – оно показывает это пугало как народную инициативу. И им «неформально» поручают самые грязные дела – за которые власть отвечать сама не хочет.

– Перейдем к более фундаментальной теме. Многие историки до сих пор не могут однозначно ответить на вопрос: казаки – это особый этнос, субэтнос или просто служилое сословие? Какова Ваша точка зрения?

– Ну, то, что не «служилое сословие», это точно. Я полагаю, что казаки исторически сложились действительно как особая этническая группа, весьма отличающаяся от других этнических групп в Российской империи. У этой группы возникли свои демократические институты, о которых я уже говорил. Поэтому если говорить о возрождении казаков – в первую очередь надо говорить именно о возрождении этой политической культуры, которая складывалась веками.

Казаки всегда были самостоятельны и самодостаточны в организации собственной жизни, и никогда не ждали от власти каких-то подачек. Они были хозяевами своей земли – но сегодня такие термины немногие понимают.

– Что Вы думаете о перспективах развития казачьего движения? Возможно ли появление в южных регионах РФ Республики Казакия?

Ваш вопрос упирается в проблему федерализма. Это в США штаты обладают самоуправлением, в Германии – федеральные земли, а швейцарские кантоны практически полностью самостоятельны в правовом смысле. Возможно ли что-то подобное в нынешней России? Если в стране нет демократических институтов – свободы слова, разделения властей, независимого суда – о какой федерации можно говорить?

Поэтому, при отсутствии этих демократических институтов, никакие республики невозможны. Или вместо одного диктатора можно получить 85. И они начнут между собой какие-то нелепые межрегиональные войны. Так что Республика Казакия остается проектом будущего. Он станет возможным только на основе реального федерализма и устойчивых институтов самоуправления. Когда власть в различных регионах будет принадлежать их населению, а не назначенным «сверху» губернаторам и мэрам, тогда и произойдут назревшие изменения.

Вполне возможно, что нынешняя РФ разделит судьбу СССР. Поскольку никаких демократических институтов и реального федерализма в ней по-прежнему не существует. Но есть более глубокая проблема – сознание общества сегодня гораздо более имперское, чем в последние годы СССР. Оно загоняет страну в тупик, но выхода никакого не показывает…

Беседу вел Вячеслав Пузеев