Евгения Чирикова: Корни травы прорастут!

Интервью After Empire с общественным деятелем – о гражданском активизме, экологических катастрофах и о том, почему самоорганизация победит

– Евгения, Вы с нулевых годов известны как один из самых активных общественных деятелей России, организатор движения в защиту Химкинского леса. Однако в 2015 году Вы с семьей переехали в Эстонию. Вы полагаете, что в сегодняшней России общественный активизм – это довольно опасное занятие?

– Безусловно, это занятие опасное. Но отмечу, что мы переехали в Эстонию именно для того, чтобы еще более эффективно заниматься поддержкой «grass roots activism», или, как это называют, инициативного активизма, активизма независимых гражданских групп, который сегодня развивается повсюду в мире, в том числе в России.

Выбор Эстонии для меня чем-то похож на выбор Латвии для медиа-проекта Meduza. Здесь мы организовали общественную и медиа-поддержку российских гражданских активистов, запустили портал Activatica.org. Теперь к нам невозможно, как это бывало в России, войти, выбив дверь ногой, отнять компьютеры и заставить нас замолчать.

Наш портал работает уже три года, и довольно эффективно. Наша главная цель – помощь таким же независимым гражданским активистам, как была и я в эпоху защиты Химкинского леса. Сегодня именно медиа-поддержка активистов, налаживание связей между ними являются наиболее эффективным средством сопротивления государству, которое в России уже откровенно превратилось в мафию, в какую-то ОПГ. Государство в России уже давно работает не в интересах народа, а в защиту узкой группы лиц, приближенных сами знаете к кому.

Вот где-то свалка горит, где-то парк решили застроить, а у кого-то незаконно отняли собственность… И когда люди начинают выступать в защиту своих социальных или экологических прав – очень важно их в этот момент поддержать.

– Расскажите о Вашем проекте Activatica.org. Как можно заметить, он освещает деятельность различных общественных движений в России, причем не только в экологической сфере.

– Этот проект у нас родился еще когда мы останавливали бульдозеры в Химкинском лесу, и заметили, что в какой-то момент о нас перестали сообщать медиа вообще – даже когда были вопиющие случаи с избиениями активистов. Мы поняли, что попали в какие-то «стоп-листы», потому что слишком уж критиковали власть. И тогда решили организовать свой медиа-ресурс.

По сути, это такой аналог Фейсбука – вы можете занести туда информацию о какой-то общественной проблеме в своем регионе, и наша команда поможет ее распространить по соцсетям, привлечь к ней массовое внимание. Также мы занимаемся журналистскими расследованиями, и есть масса скандальных ситуаций, которые нам удалось вскрыть. Например, о бандитских организациях, работающих на власть, которые занимались нападениями на гражданских активистов (подробный рассказ на видео – ред.).

Теперь у нас много волонтеров, которые работают в разных точках России. По существу, мы создает живую информационную сеть, и ее значимость только возрастает в условиях, когда независимых СМИ в России уже почти не осталось.

– На проекте Actvatica представлены движения из разных российских регионов – и эта тема нам, как регионалистскому порталу, довольно близка. Как вы оцениваете нынешнее состояние независимых общественных организаций в регионах? Такое впечатление, что кремлевские наместники их повсюду подавляют…

– Активистские движения в разных регионах существуют, и именно их я считаю теми точками гражданской самоорганизации, которые останутся и «прорастут», как те самые корни травы, grass roots, когда этот бетонный режим рухнет.

Можно привести историческую аналогию с Испанией. При Франко там тоже были уничтожены все нормальные государственные институты. И возрождение страны началось именно с «низовых» гражданских организаций.

Но пока в России, и во многих регионах в особенности, независимые общественные организации действительно подавляются, потому что власть чувствует в них для себя опасность. Они показывают неудобный для чиновников опыт гражданской самоорганизации. Массу НКО объявляют «иностранными агентами», и тут вопрос даже не в какой-то зарубежной поддержке. Просто власть чувствует, что эти организации заимствуют опыт демократических стран, где массу проблем решают сами граждане. А российской власти нужны не граждане, а послушные «винтики», которые смотрят телевизор и голосуют за кого нужно, а не борются за свои права.

Однако подавить полностью гражданский активизм невозможно. В регионах есть масса и экологических, и национально-культурных движений, которые защищают интересы местных жителей. И если власти не регистрируют или преследуют общественные организации, они все равно будут возникать и действовать неофициально. Как корни травы…

Весьма показательна нынешняя ситуация в Волоколамске, где из-за мусорных свалок произошла настоящая экологическая катастрофа, а власть этого долго не замечала, и дождалась едва ли уже не народного восстания.

– Да и в Челябинске местную ситуацию называют уже экологическим геноцидом

– Там действительно ужасная ситуация, дышать в буквальном смысле нечем. Но челябинцы – молодцы, они организовали мощное протестное движение против строительства ГОКа, который способен вообще убить регион. И требуют соблюдения экологического законодательства от существующих заводов. Но как вы знаете – властям и связанному с ними бизнесу важнее эти заводы, а не здоровье местного населения…

– Как Вы оцениваете экологическую ситуацию в Эстонии? Наверное, здесь за ней следят строже? Может быть, бережное отношение к природе – это свойство маленьких государств, тогда как крупная империя живет глобальными амбициями и этих проблем просто не замечает?

– Тут многое зависит не от размеров страны, а от системы ценностей людей, которые в ней живут. Ну конечно, в Эстонии с точки зрения экологии – красота! Когда я выхожу из квартиры, а живу я в центре города, то чувствую, что воздух у меня здесь гораздо чище, чем на моей подмосковной даче. Поэтому и в целом образ жизни здесь получается гораздо здоровее, и менее стрессовая жизнь у людей.

Но даже если взять страны больше Эстонии, например, Великобританию, там также за экологией строго следят. В Лондоне работает закон о зеленых насаждениях, и там никому не позволят произвольно рубить деревья, как это происходит в Москве.

Проблемы России завязаны в клубок – если чиновникам хочется разрушить или присвоить какие-то природные ресурсы, они легко это могут сделать, поскольку власть несменяема, и их никто не переизберет. А если вы будете выступать против этого, требуя соблюдения законов, то ваши же протесты они назовут «незаконными».

А в Эстонии совсем другая ситуация – здесь граждане имеют возможность контролировать власть. Возможно, именно это и вызывает такую ненависть путинского режима к демократическим странам. Этот режим хочет повсюду навязать бесправие.

– Каков Ваш прогноз о ситуации в России в ближайшие 6 лет? Весь общественный активизм будет по-прежнему подавляться властью и угасать – или он однажды победит эту «вертикаль»?

– Я думаю, что гайки будут закручиваться все туже, экологическая ситуация – все хуже, чиновники будут свои руки в карманы гражданам засовывать все глубже, а граждане будут сопротивляться все активнее. Не думаю, что все начнется с избрания какого-нибудь «хорошего» президента. Все начнется с инициативных групп, с тех самых grass roots, которые будут шаг за шагом приходить в местную власть различных регионов, и постепенно переломят ситуацию.

Беседу вел Вячеслав Пузеев