Столетие возвращения России в «кровавое болото Московии»

Пол Гобл

Возрождение Московии, 1918

По мере приближения нынешнего Московского государства к его псевдовыборам, историософский смысл переноса столицы становится весьма важным.

100 лет назад, 12 марта 1918 года, Владимир Ленин перевел советское правительство из Петрограда в Москву. Официально перенос столицы объяснялся угрозой германского наступления. Но исторически это оказалось захлопыванием «окна в Европу», которое когда-то открыл Петр I.

По дороге с вокзала в Кремль Ленина и Крупскую сопровождал Владимир Бонч-Бруевич, высокообразованный специалист по религиозным меньшинствам и марксизму. Позднее он писал, что «все молчали», признавая вступление страны в «новый московский период».

Лидерам большевиков, конечно, были известны критические определения Маркса о том, что «кровавое болото монгольского рабства, а не грубая слава норманской эпохи, является колыбелью Московии». Он также добавлял, что «современная Россия является метаморфозой Московии».

В этот юбилей большинство российских комментаторов сосредотачиваются на стремлении Ленина обезопасить свое правительство от германских войск. Однако по мере приближения нынешнего Московского государства к его псевдовыборам, историософский смысл переноса столицы выглядит более важным.

Интересна статья Юлии Бобковой «Выбор разных. Как народы России свою судьбу выбирали» на портале «Национальный акцент». По мнению автора, это напрямую связано с возможностью выбора своих лидеров.

Она начинает с замечания о том, что «честные и справедливые выборы – главный показатель демократии. А демократия, как известно, “наихудшая форма правления, если не считать всех остальных”. За свою более чем тысячелетнюю историю Российское государство знало разные типы устройства, а с выборами некоторые из наших народов познакомились намного раньше, чем жители Западной Европы».

Бобкова указывает на Великий Новгород, где вечевая демократия существовала более 6 веков (862-1478 гг.), и она была более представительной, чем, например, городское правительство Лондона. Она также приводит примеры народа сету, который традиционно избирает своего короля или королеву, народы Северного Кавказа, которые избирают свои советы старейшин, а также казаков, избиравших своих атаманов.

Но к сожалению, она не может назвать какую-либо демократическую традицию в Московии! И не сообщает очевидное: все эти демократические институты были уничтожены не их собственными народами, а централизованным российским государством, вся власть которого сосредоточена в Москве. Это понимал даже Маркс.

Оригинал