Александр Бывшев: Если мои стихи опасны для «великой державы», то ей грош цена

Интервью After Empire с орловским поэтом – о продолжении его уголовных преследований, маразме власти и обыдливании населения

– Александр, как Вы можете объяснить постоянные наезды властей на Вас? Уже, кажется, четвертое уголовное дело завели. Неужели Ваши стихи так взрывоопасны, так срывают крышу у них?

– Честно говоря, это для меня самого загадка. Вот недавно я получил на руки ответ правительства Российской Федерации на решения Страсбургского суда по поводу моих первых уголовных дел. И там заместитель министра юстиции РФ черным по белому написал, что, по мнению руководства России, я представляю угрозу национальной безопасности страны – как человек, подрывающий основы конституционного строя.

Это какая-то полная чушь, полный бред… Если мои стихи представляют опасность для великой ядерной державы – то, наверное, на самом деле, такой стране грош цена. Этими обвинениями власти сами дискредитируют свое государство.

За эти четыре года, как против меня продолжается травля, я часто задавал себе подобные вопросы. И вот к каким выводам пришел. Во-первых, конечно, это «показательная порка», чтобы другим было неповадно. То есть на моем примере власть показывает – вот что ждет каждого, кто посмеет открывать рот и заявлять что-то расходящееся с «генеральной линией партии и правительства», как сказали бы раньше. Или, говоря современным языком, это такой предупреждающий «мессидж» всем несогласным.

С другой стороны, здесь есть и банальная корысть силовиков. На моем деле уже многие получили повышения по службе, новые звездочки на погонах и т.д. Им надо показать, будто они реально «борются с терроризмом и экстремизмом», тем более, что Путин в каждом своем выступлении от них этого требует. Вот все эти отделы «Э» при МВД и соответствующие структуры в ФСБ демонстрируют тем самым, что они не зря едят свой хлеб.

И я для них оказался этаким лакомым куском. Не надо ловить реальных бандитов и высокопоставленных коррупционеров, а просто зайти в интернет и преследовать людей за стихи, лайки и репосты. Очень непыльная и безопасная «борьба»…

– То есть, Вас они сочли «легкой мишенью»?

– Видимо, да. Тем более, что я не останавливаюсь, а продолжаю писать, и многие люди это читают.

– Значит, уже четвертое уголовное дело – сугубо за стихи?

– Да, во время третьего уголовного процесса, на котором разбиралось мое стихотворение «На независимость Украины» (это полемический ответ Иосифу Бродскому), я узнал, что на меня заведено уже следующее дело. По 294 статье, это «воспрепятствование правосудию». То есть наличие прессы, которая освещала и продолжает освещать мой процесс, по мнению стороны обвинения, является каким-то давлением на свидетелей и на суд. Насколько я знаю, таких прецедентов еще в России не было.

Прокурор вообще требовал, чтобы в отношении меня была изменена мера пресечения – с подписки о невыезде на заключение под стражу. И еще одно его требование – чтобы заседания проходили в закрытом режиме, поскольку три свидетеля со стороны обвинения – это действующие работники ФСБ. И поэтому могла быть какая-то утечка информации, выдача какой-то государственной тайны… Но самое интересное, что все эти три ключевых свидетеля ни на одно из судебных заседаний не явились. Как заявил начальник управления ФСБ по Орловской области, они находятся в служебных командировках до 30 марта. То есть, такими топорными методами обвинение просто пытается вывести этих свидетелей из процесса и защитить их от вопросов с нашей стороны. Хотя вопросов у нас к ним много…

Вообще, все это напоминает типичную провокацию. Сотрудники ФСБ приходили в учебные заведения или просто на улице брали студентов, приводили их в свою контору, открывали мою страницу Вконтакте, и заставляли этих запуганных людей там что-то писать критическое, чтобы вроде как продемонстрировать «мнение общественности»…

Все это очень хорошо показывает, что мое дело просто высосано из пальца. Как сказал один мой знакомый орловский правозащитник, «нынешними силовыми структурами утрачена культура фальсификации уголовных дел». То есть, настолько все топорно и на коленке делается, что многим становится очевиден откровенный произвол.

Кстати, на сегодняшнем судебном заседании был еще один курьезный случай. Я на все эти заседания обычно беру с собой диктофон, что нигде в законодательстве не запрещено. Однако прокурора это почему-то вдруг напрягло, и он потребовал, чтобы «этот непонятный инструмент», как он выразился, был убран. Может быть, ему почудилась какая-то взрывчатка?  Пришлось мне передать диктофон лично в руки судье, и он сказал: да, действительно, это диктофон, все в порядке, можете записывать.

Вся эта нервная реакция со стороны обвинения прекрасно показывает, что они сами хорошо понимают абсурдность обвинений против меня. Но дело зашло уже слишком далеко и теперь они просто боятся широкой огласки этого абсурда.

– Да, понятно – Ваше дело не просто шито белыми нитками, а еще и очень небрежно… Но давайте двинемся дальше. Поскольку наш портал посвящен регионализму, нам интересна Ваша точка зрения о будущем Вашего региона. Когда империя рухнет, сможет ли Орловщина стать самостоятельной республикой?

– В том, что империя рухнет, я нисколько не сомневаюсь. И процесс этот сейчас идет семимильными шагами, и во все более ускоряющемся темпе. Хотя конкретные предсказания здесь давать трудно, поскольку российская история отличается непредсказуемостью.

Наша Орловщина, к сожалению, сегодня какое-то гиблое место, дыра, абсолютно дотационный, нищий регион. У меня такое впечатление, что власть давно уже махнула рукой на нашу родину Тургенева и Фета. У нас до недавних пор был губернатором весьма характерный представитель российской «элиты» – товарищ Потомский, который прославился использованием блатного жаргона, свойственного этой среде. Например, «бог не фраер» или «чепушилы», как он назвал оппозиционных журналистов. Потомский, кстати, говоря, коммунист, но при этом прославился еще и установкой памятника Ивану Грозному.

И сегодня его заменили тоже коммунистом, товарищем Клычковым, который до этого вообще никакого отношения к Орловщине не имел. Каких экспериментов нам еще дожидаться? На самом деле, экономика области в полном упадке, но при этом на юбилее Орла был украден миллиард рублей, хотя никаких уголовных дел по этому поводу никто не заводил. Им более опасны мои стихи…

Уровень маразма и идиотизма вообще зашкаливает. Иногда хочется себя ущипнуть и спросить: а не сон ли это все?  Уже, казалось бы, меня ничем нельзя удивить, но жизнь показывает, что можно, и еще не раз…

Например, директриса школы, в которой я отработал 20 лет, вызывает наряд полиции, когда я прохожу мимо этой школы. Ну о чем это говорит? Или когда мне в каких-то учреждениях заявляют, что не будут меня обслуживать. Ну или, так и быть, будем, но только вы к нам часто не заходите, а то, не дай бог, подумают, что мы с вами в чем-то солидарны и чем-то вам помогаем.

Уровень обыдливания населения просто убивает! Люди уже не стесняются писать доносы, стучать друг на друга, это даже наоборот – считается делом чести и чуть ли не геройства.

– Ну как в советское время…

– Да, как и сказал мой знакомый: совок отсюда никуда не уходил. Но я так смотрю, из советского опыта оставлено все как раз самое наихудшее. Сила путинского режима в том, что он опирается на самые низменные стороны человеческой натуры – жадность, зависть, ненависть. Причем вся эта злоба и агрессия постоянно культивируется, вся эта муть со дна человеческих душ сейчас очень востребована. А ложь не считается чем-то постыдным, но наоборот, правда опасна. В общем, все по Оруэллу…

– Вряд ли такое государство имеет шанс исторически сохраниться, как Вы полагаете?

– Я уже окончательно уверен, что в нынешних границах Россия не сохранится. Скорее всего, распад этой недоимперии начнется с Кавказа, может быть, Татарстана, Калининград пойдет в Европу, и так далее. Россия повторит судьбу Советского Союза. И когда это произойдет, я по этому поводу слез лить не буду, и не буду заявлять, что это очередная «величайшая геополитическая катастрофа». Это историческая закономерность. Когда гнойник лопается, по гною плакать глупо.

Проблема только в том, что при сохранении у власти путинской чекистской корпорации, этот исход с каждым годом видится все более кровавым и мучительным. Развилку с каким-то мягким и плавным выходом мы проскочили, теперь мы в слишком глубокой трясине…

Как в свое время предупреждал Солженицын: «Часы коммунизма свое отбили, но как бы нам не расплющиться под его обломками». И вот я думаю, что обломки самого большого куска СССР – России как его «правопреемницы» – могут стать для многих гибельными.

Беседу вел Вячеслав Пузеев