Дамир Муратов: Сибирский народ еще только формируется

Интервью After Empire с сибирским художником – о проекте United States of Siberia, становлении нового культурного языка и отличии сибирской ментальности от «европейско-российской»

– Наш редактор Вадим Штепа видел одну из картин Вашей серии United States of Siberia в Таллинне, и заметил, что местная публика отнеслась к ней с интересом. Вы сами считаете Соединенные Штаты Сибири реальным проектом или это чисто художественный образ?

– Это чисто художественный образ.

Картина Дамира Муратова на выставке в Таллинне

– То есть в возможный политический проект Соединенных государств Сибири Вы не верите?

– Я не то, чтобы не верю, но мне политические темы не слишком интересны, и я, скажем так, стараюсь не влезать в эти схемы. Понимаю, что меня пытаются куда-то там «вставить», но я сам по себе.

– Ну а в культурном аспекте что означает этот символ?

– В культурном аспекте это означает некоторый мессидж для людей ироничных и рефлексирующих. Можно назвать это флагом, объединяющим сибирских творческих людей.

– Своего рода культурная основа Сибири?

– Можно сказать и так.

– Но теперь вопрос к Вам как сибиряку. Какой город Вы можете назвать столицей Сибири? Как известно, за этот статус (хотя сейчас скорее неформальный) конкурируют несколько городов…

– Вы знаете, я сам родом из Тобольска, и его можно назвать самой первой столицей Сибири. Но в целом мне не очень интересны разговоры об этих статусах – столица, нестолица – в этом проявляется какая-то риторика превосходства. Мне больше нравится, что сейчас все «в горизонте». Ну не везде конечно, но в моем кругу – да.

– А вот понимают ли Ваши сибирские проекты сами сибиряки?

– Я думаю, что какая-то часть понимает, хотя конечно за всю Сибирь я говорить не могу. Но вот, например, в городе Омске, где я живу, это воспринимается нормально. По крайней мере, какой-то агрессии я не испытываю.

– На Ваш взгляд, есть ли у Сибири потенциал для повышения своей самостоятельности и самоуправления?

– Видите ли, нас в Сибири живет всего 15 миллионов человек.

– Но зато сколько ресурсов!

– Да, но плотность населения маленькая, и поэтому здесь сложно говорить о таких вещах. И к тому же сибирский народ еще только формируется – именно в эпоху уже постсоветского пространства. Но это не решить одним рисунком флажка…

– Конечно, самостоятельность должна иметь за собой мощные политические и экономические программы. Но культурные проекты часто играют вдохновляющую роль…

– Да, и меня здесь весьма интересует становление нового культурного языка, который сегодня уже сильно отличается и от 1990-х, и даже от начала нулевых годов. И в Сибири я наблюдаю становление этого языка, и его понимание. Это не значит, что молодежь стала резко политизирована, но идет некоторое укоренение.

Новосибирские «монстранты» несут флаг Соединенных Штатов Сибири – автор Дамир Муратов

У людей возникает чувство, что они будут жить здесь всегда – в том же Омске или Красноярске. И надо с этим что-то делать! Жить должно быть интересно!

– Однако многие наблюдатели вряд ли разделили бы Ваш оптимизм. Сибирский обозреватель нашего портала Ярослав Золотарёв, напротив, пишет, что из сегодняшней Сибири народ активно уезжает – в российские столицы или вообще за границу…

– Я считаю эти миграции нормальными, мы же здесь не крепостные. Пусть люди путешествуют. В Сибири ты всегда живешь в преодолении – холода, бездорожья, больших расстояний и т.д. Но все всё равно не уедут! Кстати, похожие проблемы есть во многих странах, в той же Балтии. Там тоже молодежь достаточно массово уезжает в Западную Европу.

– Но все же, по-Вашему, можно ли этот процесс в Сибири приостановить или даже повернуть вспять?

– Многое зависит от разумной политики властей. Но, кстати, и от психологии местных жителей тоже. Я вот недавно побывал в Норильске – это даже для меня, омича, был жесткий экспириенс – минус 44 градуса, ветер… Однако я заметил, что норильчане действительно любят свой город, и стараются проводить там разные культурные мероприятия. Причем их там держат не только высокие зарплаты… (раздается телефонный звонок)

Вот сейчас кстати, позвонил один питерский режиссер. Но он в последние годы работает в основном в сибирских городах – ставит свои спектакли в Омске, Красноярске, Иркутске, Барнауле… Он просто влюблен в Сибирь!

А в целом, конечно, Сибирь все еще остается колонией. Как говорится, у нас приживаются либо беглые, либо ссыльные. И крепостного права в Сибири фактически не было, так что ментальность здесь несколько отличается от европейских регионов России.  Плюс к этому, не надо забывать, что национальный состав у нас очень разнороден – то есть нельзя говорить только о русских, скажем, или только о татарах. Так что это действительно чем-то напоминает ранние Соединенные Штаты, которые символически изображены у меня на картине.

Беседу вел Вячеслав Пузеев