Новое «покорение Кавказа»

НЕЕДИНАЯ РОССИЯ-24

Игорь Яковенко

dag-mil

Чем закончится попытка Путина в четвертый раз ввести институт Кавказского наместничества

Институт Кавказского наместничества в предыдущий раз был ликвидирован в 1917 году. Спустя 101 год Путин его восстановил. Пока в одной, но зато самой крупной республике Северного Кавказа, в Дагестане.

То, что происходит сейчас в Дагестане, называют «чисткой», «показательной поркой», «колониальным переворотом». Задержаны глава правительства, его замы, мэр Махачкалы, правительство республики отправлено в отставку. Всех задержанных отправили в Москву, и они уже предстали перед Басманным судом. Во всех министерствах и службах Дагестана проходят обыски и выемки документов. На постах ДПС вместо местных полицейских дежурят бойцы Росгвардии, командированные из других регионов страны. Исполнять обязанности главы правительства Дагестана назначен бывший министр экономики Татарстана Артем Здунов.

Все это произошло после того, как новый глава Дагестана, генерал МВД, в прошлом руководивший фракцией «Единой России» в Госдуме, Владимир Васильев встретился с Путиным в декабре 2017 года и получил «добро» на силовое «усмирение» Дагестана.

Северный Кавказ захватывали десятки раз. Десятки раз волны колонизации прокатывались по головам народов, населявших территорию современного  Дагестана. Древние греки, гунны, Хазарский каганат, арабы, Золотая орда, Тимур, турки, персы, Российская империя – все они пытались подчинить своей воле предков этих людей. То, что Путин сегодня делает с Дагестаном, Российская империя пыталась делать с этой территорией трижды: в 18, 19 и в начале 20 века.

Институт наместника Кавказа российские императоры вводили, и всякий раз упраздняли, убедившись в его неэффективности. В 18-м веке наместники на Кавказе часто менялись, мало кто выдерживал больше одного-двух лет. В веке 19-м абсолютным рекордсменом по длительности пребывания в этой должности – 19 лет – стал великий князь Михаил Николаевич. Но он все эти годы не столько управлял, сколько «усмирял» воинственных горцев, то есть был в большей степени командующим Кавказской армией, нежели Кавказским наместником.

Путин и его окружение не имеют ни малейшего представления, что делать с Северным Кавказом. Впрочем, в Кремле понятия не имеют, что делать с Россией в целом, но тут есть различие. Поскольку Россия «русская», а также «татарская», «бурятская» или «якутская» Кремлем воспринимаются как «свои», а Северный Кавказ – как «чужой».

Поставив Дагестан полностью под внешнее управление, Путин не решает ни одной местной проблемы. Ни с тотальной коррупцией, ни, тем более, с религиозным экстремизмом таким образом справиться невозможно. Взгромоздив на республику «внешнее управление» из чуждых людей, Кремль полностью лишил себя возможности контроля за тем, что происходит в дагестанском обществе. Народы Дагестана можно согнуть, но невозможно сломать. Пытались многие, но история Дагестана дает множество примеров, как подобные попытки заканчивались провалами.

Во всем том, что происходит в Дагестане, начиная с 5.02.18, есть один положительный момент. Сквозь маску лицемерия о «демократической», «республиканской», «федеративной» России проступил череп империи с его вечным оскалом.

Да, народам Дагестана сейчас нелегко, поскольку Кремль нанес им оскорбление. У путинской империи теперь стало на 3 миллиона противников больше, что вполне возможно ускорит ее крах. И это неплохо…