Зачем Карелии полицейское правительство?

Зачем Карелии полицейское правительство?

Андрей Туоми

Глава Карелии Парфенчиков и глава Чечни Кадыров
Глава Карелии Парфенчиков и глава Чечни Кадыров

Говорят, что всякая власть — от бога. Интересно, в связи с этим, в какой реальности пребывает бог, курирующий Российскую Федерацию, коль скоро на детей своих возлюбленных он посылает такую власть? При этом я вовсе не имею в виде власть федерального уровня — с ней давно все ясно и все понятно. Говорю в данном случае о властях в регионах империи.

Возьмем Республику Карелия. Всякий новый губернатор, спущенный (то есть сосланный) Москвой на исправление в Карелию, с недавних пор подвергается еще и дополнительной кремлевской обструкции — проходу через унизительную (для генерала федерального уровня) процедуру местных выборов. Видимо, таким образом Москва повышает планку для проштрафившихся чиновников первой линии: на тебе для начала ссылку, а теперь еще попробуй пройти сквозь очистительную процедуру выборов. Сумеешь набрать нужные проценты, значит, досидишь до конца срока в колониальной Тьмутаракани и, может быть, вновь получишь право на возвращение в верха.

Не все такое право получают. Вот бывший губернатор Карелии Андрей Нелидов, например, севший в Карелии всерьез и надолго, с испытательным сроком не справился. Потому и сел. Александр Худилайнен справился только с необходимым для возвращения в Ленинградскую область минимумом. Дорогу во власть ему перекрыли, хоть и пристроили в теплое место, связанное с вечной горящей и согревающей душу, тело и карманы газовой горелкой.

Генерал-губернатор Парфенчиков, приехавший в Карелию год назад в качестве ВРИО, и прошедший переэкзаменовку на губернаторских выборах, только на первый взгляд кажется не сосланным, а вполне себе «исторически обусловленным» персонажем. Тщательно затертая в интернете информация о грешках генерала и бывшего руководителя ФССП оказалась не до конца затертой, кое-где описания «косяков» по линии соответствующей службы, за которые можно влететь не только в Карелию, но и в Магаданскую область, все-таки сохранились. Что и дает нам повод подумать о том, что посланный богами в Карелию генерал-губернатор отнюдь не по своей воле сюда приехал.

Но суть, однако, не только в этом. Суть в том, что каждый новый губернатор, прибывший в регион, тут же начинает изобретать свой уникальный велосипед. Он сразу находит новые горизонты для воплощения своих высочайших идей, создает свои, как это модно нынче говорить «реперные точки», от которых и пляшет весь свой губернаторский срок. Не будем поминать прожекты прошлых губеров, пытавшихся, но так и не вырвавших Карелию из лап нищеты и отсталости, но отметим, что масштабы прожектов на текущий момент времени существенно снизились.

Согласитесь, просто как-то нелепо сравнивать худилайненский «пудожский кластер», который, по замыслу должен был осчастливить не только Пудожский край, но и всю Карелию (а попутно и весь север России), с «реперными точками» Парфенчикова — рябиновым джемом, возрождением национальных традиций выпечки рыбников из ржаной муки и собственноручным вручением ключей от квартир всем переехавшим по программе переселения из ветхого жилья (местами — в еще более ветхое). Размах не тот, увы…

Скажете, мол худилайненские прожекты так и остались несбыточными радужными мечтами, а у Артура Олеговича более приземленные планы? Ну, да, это так, но только объединяет их все-таки общая тенденция — несбыточность. А остальное, это так — в соответствии с масштабами мысли. Худилайнен мыслил стратегически: замутить огроменный проект и чесать языком годами, кормить обещаниями и рапортами о пройденном пути. Это ведь долго — целый кластер в глухой тайге замутить. А значит и воды утечет немало, пока Москва разберется, что карелы опять всех за нос водят.

У Парфенчикова все по объемам скромно, зато по-генеральски пестро и шумно. Со сладостями и ярмарками, горячими пирожками, веселухой и генеральскими разъездами с проверками по всей республике. И даже ключи от квартир, который губернатор, мотаясь по Карелии, вручает (или не вручает) то тут, то там, имеют свой пиар-смысл: пусть в Кремле видят, что новый губер активно разруливает именно ту проблему, на которой сломался прошлый. Все четко, все по-военному просто, понятно и суконно. Цель вижу — задачу понял. Под те же задачи подтянуты и социальные сети, которые ведут нескончаемую летопись побед карельского губернатора в отдельно взятой республике.

Каждый новый губернатор, по сложившейся уже традиции, тащит в регион своих людей. Оно и понятно, с чужими-то работать несподручно, того и гляди заговор против законно назначенного/избранного учинят, начнут палки в колеса втыкать, а то и вовсе кресло под ним расшатывать. Но если Нелидов тащил в республику просто своих приятелей, а Худилайнен — бестолковых, но все-таки гражданских чиновников, то Парфенчиков пошел гораздо дальше — он сколачивает вокруг себя некое подобие «правительства военного времени».

Судите сами: на всех ключевых правительственных постах в Карелии находятся силовики. Не буду здесь пиарить фамилии этим силовиков, сидящих в креслах республиканских министров и председателей госкомитетов, каждый сможет при большом желании убедиться в этом лично, проследив в интернете карьерный  рост фсбэшников, прокуроров, судебных приставов, мвдэшников, столпившихся у карельского трона, а также отметив, в каких структурах карельского правительства в министерства и комитеты внедрен «кадровый резерв» силовиков за спины гражданских чиновников. Своего рода — заградительный отряд: шаг влево-вправо, прыжок на месте — ну, вы в курсе.

Вопрос не праздный — для чего мирной республике нужно «правительство военного времени»? Вроде страна ни с кем пока воевать не собирается, да и в случае внешней угрозы в правительство нужно мобилизовать, скорее, танкистов-летчиков-ракетчиков, чем особистов-полицейских-прокуроров и приставов, не так ли?

Как ни крути — остается не так много вариантов. Либо руководить республикой в режиме «ручного управления» в условиях вялотекущего, но все время нарастающего гражданского конфликта, либо… Впрочем, об этом позднее.

О выборе полицейского метода управления республикой говорит хотя бы факт отношения к гражданским протестам в Петрозаводске. Если первый прошлогодний протест прошел при относительном спокойствии (всего один задержанный), второй (накануне выборов губернатора) и вовсе мирно, то на прошедшей 28 января забастовке избирателей силовики показали свой злобный оскал во всей красе. Применение силы к демонстрантам было явно показным, особенно учитывая тот факт, что народу собралось всего-то немногим более ста человек. Однако заказ на жестокую расправу существовал, так как силовики прибыли на место митинга в соответствующей «беркутовской» экипировке.

Ну, что же, можно считать, что полицейское правительство Карелии подало в массы четкий сигнал: с каждым разом протесты будут пресекаться все более жестоко. На мирный диалог, по крайней мере, одна сторона уже не настроена.

Видя критическую ситуацию и в стране, и в республике, понятно желание губернатора отгородится от народа щитом из силовых министров. Тем более, в кризисные времена легче и понятнее управлять и самими чиновниками, привыкшими к строевой подготовке. По крайней мере, никто из них не будет обсуждать спущенные сверху приказы. А ля гер ком а ля гер. Так что стремление Парфенчикова набрать в свою команду как можно больше проверенных и незамысловатых силовиков вполне понятно: тут губернатор работает на опережение ситуации, справедливо полагая, что со временем жизнь в республике непременно ухудшится. А значит, и протесты станут куда более масштабными. Или не станут, если пару раз хорошенько вздрючить демонстрантов и напугать этим всех остальных.

Второе «или» в общем-то тоже хорошо укладывается в канву событий последних лет. Несмотря на шумную, пышную и праздничную процедуру нового назначения Путина на пост Путина, многие и в Кремле, и за его стенами понимают, что для нынешней российской власти начался своего рода final countdown. И уже даже не так важно, насколько он будет быстрым или медленным, как то, что будет, если… Если вдруг в Кремле что-то, не дай бог, случится? То есть случится то, что обязательно должно случиться?

Вот тут звезды всегда сойдутся правильно у того губернатора, в составе правительства которого будет наибольшее количество золотопогонников. Звезды, само собой, не на небосклоне, а на погонах генералов и полковников.

С таким правительством легко можно проследовать любым курсом, который подскажет ход истории. Кроме демократического, разумеется, ибо генералы кучкуются в местах столь же далеких от демократии, как и от свободы (народная примета). А вот держать в узде и в стойле народ республики, пока власть в Кремле не устаканится и не придет к какому-то общему знаменателю — это запросто. Впрочем, воспользовавшись всеобщим бардаком в стране, вполне можно будет подловить момент для создания собственного мини-государства с генералом во главе. Благо, за наглядными примерами в истории далеко ходить не нужно. Правительство Карелии охотно возьмет под козырек, а парламентарии республики так же быстро и охотно перепишут законы во имя нового диктатора. Они ведь и сегодня уже управляемы за совсем уж единичными исключениями.

В любом случае, полицейское правительство или правительство военного времени, если угодно, открывает для республики столь же узкий коридор для маневрирования в отдаленном будущем, сколь и мрачную перспективу в обозримом. Ничего хорошего ждать от полувоенного правительства цивильному обществу не приходится. Тут прямо по Чехову: если в начале пьесы на стене висит ружье, то (к концу пьесы) оно должно выстрелить. Закон жанра…