Игла Кащея спрятана глубоко

Игла Кащея спрятана глубоко

НЕЕДИНАЯ РОССИЯ-17

Игорь Яковенко

vote2

Почему на российском  политическом прилавке выложены только имперские продукты разной степени свежести и в разных упаковках

Несмотря на фейковый характер предстоящего в марте будущего года мероприятия оно вызывает нечто похожее на смотр политических сил. При всех различиях этих сил, есть нечто общее, что их объединяет. В ходе предвыборной агитации россиянам будут предложены разные варианты одного и того же проекта. А именно проекта имперского.

Вряд ли стоит тратить время на доказательство того, что путинская Россия – это государство, имперский характер которого проявляется во всех движениях и жестах внешней и внутренней политики. Ставка на силу в международных делах, милитаризм и склонность к военным авантюрам, сочетающиеся с установлением унитарной диктатуры внутри страны – вот то, что делает Россию типичной империей, последней на планете, или одной из двух последних, если считать, что Китай тоже имеет некоторые имперские характеристики.

Очередное переназначение Путина неизбежно сохранит имперский характер страны. Но и все остальные кандидаты в той или иной степени являются носителями имперского синдрома. Они все представляют разные имперские проекты. С путинским за 17 лет все успели познакомиться. С тяжелым имперским бредом Ж. россияне знакомы намного дольше: как минимум с 1993 года. Проект «красной империи», который будет вновь предложен россиянам беспартийным коммунистом с человеческим лицом, директором совхоза имени Ленина, Павлом Грудининым, еще более древний. Россияне постарше в нем жили большую часть жизни. То, что КПРФ сменило мумию Зюганова на вполне живого усатого мужика, это, возможно, факт в политической биографии КПРФ и факт в личной биографии Павла Грудинина, но с точки зрения перемен на рынке политических идей тут ничего не произошло. Для кандидата от КПРФ Россия может быть только советской социалистической империей, и ничем иным.

Отдельная история с Навальным, Собчак и Явлинским, каждый из которых заявляет о себе как о кандидате от оппозиции. В программе каждого из них есть пункты, которые в случае их реализации вводят элементы федерализма в устройство России. Это касается перераспределения ВВП в пользу субъектов федерации и местного самоуправления. Каждый из трех оппозиционных кандидатов заявляет о своем стремлении прекратить войну в Украине, снизить уровень военных расходов и наладить отношения с Западом.

Но есть пункт, по которому и Навальный, и Собчак и Явлинский остаются на имперских позициях. Это – вопрос о Крыме. Все трое признают, что Крым аннексирован, то есть присоединен к России незаконно. Но дальше… «Небутербродная» позиция Навального им позднее многократно уточнялась и в конечном итоге приобрела вид формулы, состоящей из двух частей. Первое: проблема Крыма «выглядит неразрешимой и может усугублять ситуацию в течение долгих лет». Второе: политик готов организовать в Крыму «честный референдум», чтобы выяснить, частью какой страны хотят быть жители полуострова. Мнение граждан Украины, у которых украли часть территории, Навального, видимо, не интересует.

Программа Собчак называется «123 трудных шага». Один из таких «трудных» шагов – проведение референдума о статусе Крыма. «Референдуму должен предшествовать период свободной общественной дискуссии на протяжении не менее года». Судя по тому, что Ксения Собчак выдвигается в президенты России, данная дискуссия будет проведена внутри именно этой страны. То есть, опять-таки, при президенте Собчак государство-оккупант будет внутри себя дискутировать о том, как поступить с аннексированной территорией.

Григорий Явлинский, став президентом, созовет международную конференцию, на которой будет обсуждаться судьба Крыма. Итогом ее, практически неизбежно станет, как уже раньше заявлялось в программе партии «Яблоко» на думских выборах в 2016 году, все тот же референдум…

Имперская опухоль, дремавшая в теле России, в момент аннексии Крыма мгновенно приобрела злокачественный характер. Имперские клетки стали стремительно размножаться и подчинили себе весь организм. Крымнаш лег в фундамент нового имперского мифа путинской России. Аннексия Крыма в этом мифе стоит рядом с 9 мая 1945, рядом со Сталинградской битвой. Крым стал кащеевой иглой путинской империи.

Чтобы убить Кащея, надо сломать иглу. Чтобы в России начались любые перемены, в том числе экономические и социальные, надо чтобы Россия перестала быть империей. Чтобы Россия начала движение в сторону от империи, надо вернуть Крым Украине. Без всяких обсуждений и референдумов. Международная конференция с участием Украины и России, возможно, нужна. Но предметом ее может быть только срок окончательного восстановления территориальной целостности Украины и перечень тех шагов, которые должна совершить Россия, чтобы уменьшить вред, причиненный аннексией Крыма народу Украины и облегчить судьбу тех жителей Крыма, которые не захотят жить в Украине. Россия должна будет помочь им переехать и избавить от иллюзий, что выбирая страну проживания, они могут прихватить с собой кусок территории другой страны.

Пока на политическом рынке России представлены только имперские продукты разной степени свежести и в разных упаковках. Появление антиимперского политического товара сильно тормозится многими административными запретами, в том числе запретом на создание региональных партий. Кроме того, в обществе отсутствует мощный запрос на антиимперский политический продукт, что в какой-то степени может служить оправданием лидерам оппозиции, которые антиимперские тезисы не спешат размещать на своих знаменах. Но общественные настроения в России меняются стремительно, и антиимперский запрос появится неизбежно в тот момент, когда Кремль не сможет обеспечивать регионам минимальный прожиточный уровень. Власть в стране получит та сила, которая сможет на этот запрос ответить. Хотелось бы, чтобы у этой силы было человеческое лицо.

Послесловие редакции After Empire: Мы с большим уважением относимся к точке зрения И.А. Яковенко, но в данном случае не вполне ее разделяем. Требование «вернуть Крым Украине» без учета мнения его жителей означает все то же имперское мышление, где важнее всего «государственная принадлежность» территорий, а местное население не имеет никакого права голоса. С точки зрения регионалистов, определять будущее своей земли должны сами местные жители – как в Крыму, так и в Каталонии, Татарстане,  Кёнигсберге…