Мост или Котлован?

НЕЕДИНАЯ РОССИЯ-16

Игорь Яковенко

krymost

Сказ о том, как к краденому чемодану пытаются приделать ручку

В ночь на 17 декабря на сайте назовимост.рф завершилось госование, в ходе которого россияне большинством голосов решили назвать мост, соединяющий аннексированный Крым с Россией – Крымским мостом. Это оригинальное название получило право на жизнь в условиях жесточайшей конкуренции с такими шедеврами топонимики, как «Мост воссоединения», «Владимирский», «Вежливый», «Керченский», а также «Большой русский». Теперь будет два Крымских моста и, видимо, всякий раз придется уточнять, о каком сооружении идет речь: о московском Крымском или о крымском Крымском.

Впрочем, это самая пустяковая проблема. Если исходить не из географии, а из ситуации, то самым правильным было бы назвать эту конструкцию «Нехороший мост», или «Мост неприятностей». То, что украденный Крым тут же превратился в остров и стал для России чемоданом без ручки, который тащить неудобно, а бросить жалко, становилось все очевиднее по мере рассеивания патриотического крымнашевского угара. Хотя нормальным людям это было ясно уже в момент оккупационной авантюры.

Идея приделать краденому чемодану ручку, то есть построить мост, озарила путинскую голову мгновенно. А дальше начались чудеса. Сначала вдруг стала сама по себе расти цена вопроса. В марте 2014 года, когда Крым только что украли, министр транспорта Максим Соколов сказал, что построить мост можно за 50 миллиардов рублей. Через три месяца в июне 2014 вице-премьер Дмитрий Козак заявил, что мост будет стоить от 150 до 200 миллиардов рублей. То есть за три месяца стоимость постройки выросла в три-четыре раза. В дальнейшем цена будущего моста продолжала расти и пока остановилась на цифре 230 миллиардов рублей.

Скаредные жмоты из числа оппозиционных экспертов тут же принялись считать деньги в чужом кармане и выяснили, что китайцы недавно построили океанский мост по цене за километр в 4 раза дешевле. Но их никто не слушал, поскольку к тому времени стало известно, кто выиграл тендер на строительство моста. По странному стечению обстоятельств победителем оказалась фирма «Строймонтаж», которая принадлежит заслуженному физкультурнику РФ Аркадию Ротенбергу, который знаменит главным образом тем, что крайне удачно выбрал место для занятий спортом в одной секции с будущим президентом России. Отчего у него дивным образом открылись невиданные способности к бизнесу, а также талант строителя масштабных сооружений.

Я, в отличие от заслуженного физкультурника РФ Ротенберга, совсем ничего не понимаю в строительном бизнесе. Но меня мучают смутные предчувствия. Есть у меня опасения, что мост не откроется в декабре 2018 года, как ему предписано. И не только потому, что выделенные деньги будут украдены. Причину, по которой с Крымским мостом Россию ждут сплошные неприятности, довольно убедительно описал Андрей Платонов в повести «Котлован», где герои строили «общепролетарский дом» в городе будущего, но смогли лишь выкопать большую яму.

Крым для России вообще плохое место. Чего стоит одна Крымская война, на которой, собственно, и надорвалась Российская империя, после чего «жандарм Европы» как-то сдулся и покатился от поражения к поражению, сначала в японской, потом в Первой мировой, прямиком к октябрьскому перевороту и краху государства.

Чем нести всякую чушь про то, как «в Крыму зародилась российская государственность», обитателям Кремля стоило бы научиться слушать голоса топонимики. Крымский мост в Москве соединяет Крымскую площадь с Крымским валом. Название улицы пошло от Крымского двора, на котором в 16-18 веках останавливались послы Крымского хана, приезжавшие за ежегодной данью, которая была отменена только в 1700 году Константинопольским мирным договором. Московские правители в договорах избегали стыдного слова «дань», предпочитая уклончивые термины, обозначающие регулярные выплаты: «поминки», «дача», «казна», что не меняло сути…

Сегодня, оккупировав Крым, путинская Россия фактически вернулась к практике выплаты «поминок». Только уже не Крымскому хану, а собственной имперской дури. В России десятки тысяч населенных пунктов не имеют связи с транспортной сетью страны. Миллионы людей живут фактически на островах, из которых трудно выбраться в большой город. Значительная часть дорог, у которых нет твердого покрытия, с большой натяжкой может сойти за указатели направлений. Регионы, из которых Кремль высасывает все соки, проблемы граждан не решают. А кремлевский начальник корчит из себя Александра Македонского и, оккупировав Крым, бросается воевать в Сирию, и дальше собирается трясти своими «искандерами» на Ближнем Востоке и в Африке.

Современный цивилизованный мир строит мосты: экономические, культурные, информационные. И только путинская Россия упорно роет котлован. Который рано или поздно станет могилой. Хорошо, если только режиму, а не стране в целом.

  • Лариса Перелыгина

    Какое замечательное сравнение с “Котлованом” Платонова, где тупость, серость,необразованность, фальшивая идеология создали настоящую отхожую яму вместо основания для здания. И если подобное происходит на новом ворованном вселенском строительстве, надо думать, чем это закончится. Видимо очень глубокой ямой с ураганами. Браво, Игорь Яковенко!