Имидж казака в массовом сознании

Имидж казака в массовом сознании

Александр Дзиковицкий

kazak-guelman

Сегодня понятие «казак» в сознании большинства населения чаще всего возникает в одном мыслительно-ассоциативном ряду вместе с такими мракобесными группировками, направляемыми и активируемыми властью, как движение «Антимайдан», «Общенародный фронт», байкеры Залдостанова-Хирурга, хулиганствующие пособники ФСБ из группировки «Serb». Благодаря этому, казаки в целом стали прочно ассоциироваться с ряжеными чудаковатыми маргиналами и агрессивными сторонниками восстановления Империи. Причём, неважно какой: советской, царской или путинской – лишь бы Империи.




Но насколько этот массово распространённый имидж «казачьей» публики соответствует реальному облику представителей Казачьего Народа и как произошло формирование именно такого имиджа? Как получилось, что народ, наиболее пострадавший от репрессивной власти большевиков, переживший один из первых ужасы геноцида («расказачивание») стал восприниматься как малограмотная безумная толпа, готовая крушить всё и вся ради «бессменного лидера нации» с его лозунгами об «имперском величии», «русском мире», «духовных скрепах», о «величайшей геополитической катастрофе ХХ века» – развале коммунистического СССР? Попробуем внести немного ясности, вкратце вспомнив о некоторых этапах такой метаморфозы.

*  *  *

В конце 1980-х годов начался неоднозначный и противоречивый процесс образования казачьих сообществ. Сперва он носил стихийный и неорганизованный характер, но вскоре стал приобретать более продуманные формы и более осознанные направления. У казачьих потомков стало формироваться «возрожденческое самосознание». В первой половине 1990-х годов налицо было массовое казачье движение снизу. Начавшийся в то время стихийный процесс возрождения казачества характеризовался массовым энтузиазмом и широкой поддержкой населения, порой выражавшейся в экзальтированных приветствиях типа «Наши в городе!».

Но уже в октябре 1993 года профессор кафедры Отечественной истории новейшего времени Южного Федерального Университета В.П. Трут писал следующее: «Начавшиеся позитивные процессы возрождения казачества буквально сразу же столкнулись со значительными трудностями. Властные структуры установили за ним самое пристальное наблюдение и даже попытались взять его под непосредственный контроль».

В 1996 году по инициативе всемогущего при президенте Ельцине олигарха Березовского был создан «казачий реестр», который стал первым и значительным шагом по превращению казачьего этнического движения в регулируемое и направляемое государством служилое течение, должное стать покорным и послушным орудием внутренней политики Кремля.

*  *  *

Новый период подавления казаков как особого народа наступил в период правления Путина. 25 февраля 2003 года по ТВ неожиданно прошло сообщение о том, что Путин назначил своим советником по казачеству известного и довольно раскрученного в СМИ «чеченского» генерала Трошева. На страницах истории казачьего Возрождения начала XXI века Трошев остался благодаря антиказачьей реплике, раскрывшей и его личное отношение, и отношение Кремля к казачьему народу: «Казачество такое, какое оно есть сегодня, государство, то есть власть, не устраивает. В XXI веке казачество с его «навозным патриотизмом» – анахронизм; общины, традиции – средневековое мракобесие, «упёртое казачество» современному государству европейского уровня просто вредно. Мы создадим новое казачество из чего угодно без так называемых казачьих потомков, тянущих нас назад к феодализму». И действительно, вскоре реестр перестал даже в малейшей степени ориентироваться на казаков по происхождению и стал всё больше «создаваться из чего угодно».

В 2005 году реставрируемый казаками-энтузиастами казачий этнический Дом был подвергнут решительному разрушению. Принятием путинского закона № 154-ФЗ «О государственной службе российского казачества» в декабре 2005 года в РФ была официально узаконена и стала тотальной политика этноцида в отношении казачьего народа, ранее проводившаяся несистемно. Народы, ставшие жертвами этноцида, обычно теряют историческую память, или значительную её часть, и ассимилируются, либо занимают подчинённое, угнетённое положение в отношении тех, кто подверг их этноциду. Люди, подвергшиеся этноциду, превращаются в манкуртов, то есть людей, у которых империя удалила сердца и мозги, оставив только желудок. Свою ущербность они проявляют агрессией – у них все виноваты, кроме них самих. Их довольно много, и они считают, что их масса их оправдывает. Именно таковыми манкуртами и предстают на общественно-политическом поле РФ в начале XXI века опрично-реестровые «казаки», проявляющие везде и всюду повышенную агрессию, при этом полностью утратив казачье традиционное самосознание. Причём, доля их казачьей этничности в составе реестра оказывается весьма незначительной.




Очередная вспышка казачьих надежд появилась с принятием «президентом» Медведевым 3 июля 2008 года «Концепции государственной политики в отношении российского казачества» и созданием в январе 2009 года Совета при президенте по делам казачества. И хотя концепция, как и ранее принятый закон, под «казаком» понимала только опричный реестр, казачество в этот период эмоционально воспряло. Посыпались поздравительные телеграммы в адрес председателя Совета А.Д. Беглова. Но… «Наведение порядка в казачестве» – под таким лозунгом осуществлялась работа нового Совета – означало, со слов Беглова, «вы будете такими, какими мы скажем вам быть». То есть, было заявлено о продолжении «казачьей» политики Трошева. В качестве механизма реализации задачи по «наведению порядка» применялся не имеющий тормозов «административный ресурс». Начались акции устрашения. Заменили нескольких реестровых войсковых атаманов-членов Совета. Прежде всего тех, кто ещё смел иметь своё мнение.

Вскоре Совет по делам казачества, создававшийся лишь как консультационный орган, присвоил себе право безраздельно и беззаконно властвовать казаками и казачьей жизнью, грубо попирая казачьи обычаи и традиции, подвергая казаков моральному и экономическому прессингу, массированно штампуя псевдоказачество. 24 августа 2015 года президент РФ подписал распоряжение № 254-рп, которым в этот Совет одновременно введены очень «тяжёлые» фигуры: Баринов И.В. – руководитель ФАДН России; Бастрыкин А.И. – председатель Следственного комитета РФ; Золотов В.В. – тогда первый заместитель министра внутренних дел РФ – главнокомандующий внутренними войсками МВД России, а ныне командующий Росгвардией. Совет пополнил ряд губернаторов и прочих высокопоставленных управленцев. Таким образом, в отношении казаков ныне работает конкретный репрессивный орган. Он призван жёстко делить казаков на «своих» и «чужих», где «свои» – это те, кто безоговорочно принимает условия реестра – позорные холуйские условия. «Чужие» – это все те, кто остаётся в истинно казачьей традиции, кто не даёт чиновникам управлять собой.

*  *  *

Характеризуя государственную политику в отношении казачьего народа при президенте Путине, казачий общественный деятель В.П. Мелихов писал: «Сегодня уничтожается у чудом оставшихся потомков казаков историческая память, осуществляется подмена на вновь создаваемые сообщества, называемые «казачьими». Сам же народ остаётся разделённым и подавленным, а его общественные деятели угнетаемы и преследуемы так же, как и в прежние времена».

Из всего этого и получился тот самый негативный образ казака, который широко рекламируется прокремлёвскими СМИ, с охотой дублируется всевозможными либеральными изданиями и успешно внедряется в массовое сознание легко поддающегося на пропаганду населения РФ.