kasparov

Нам вообще надо переучредить государство

Интервью Гарри Каспарова для портала «After Empire * После Империи» на IV Форуме свободной России (Вильнюс, 3 декабря 2017 г.)

kasparov

– Если посмотреть исторически, в чем основная причина неуспеха российской оппозиции в путинские годы?

– Мы помним яркие и массовые «Марши несогласных» в Петербурге еще в нулевые годы. Но самой определяющей, реперной точкой был декабрь 2011 года. Тогда российская история действительно могла пойти по иному пути. Однако лидеры официальных партий, называющих себя «оппозиционными» (Зюганов, Миронов, Явлинский), просто показали, что они сами не хотят побеждать. Их вполне устраивает место внутри властной системы. Кстати, тогда же появляется и Ксения Собчак, которая призывала на митинге «не валить власть, но влиять на нее»…

– Может быть, главная проблема состоит в том же централистском принципе у российской оппозиции, по которому построена и имперская власть? Что Вы думаете о федерализме в России, существует ли он сегодня вообще?

– Вы тут мне подарили книгу («Возможна ли Россия после империи?» – ред.), так вот я не совсем согласен с заголовком. На мой взгляд, современная Россия вообще невозможна как империя. Другие страны давно и успешно преодолели имперское сознание. А Россию оно до сих пор неизбежно толкает в разные авантюры.

Федерация – это совершенно иной способ построения государства, с учетом всего многообразия регионов и учета их интересов в первую очередь, а не каких-то имперских фантомов. И для России это довольно большая проблема, учитывая колоссальные культурно-социальные различия между регионами.

– Но в США различия между штатами также довольно велики, однако там реальная федерация, и президент не назначает губернаторов…

– Я неплохо знаю американскую ситуацию и могу заметить, что такого резкого контраста там нет. Если взять какой-нибудь суперреспубликанский Вайоминг или Канзас, а с другой стороны суперлиберальные Массачусетс и Калифорнию, разница между ними огромна, но они все же пребывают в общем культурном и правовом пространстве. Это невозможно сравнить с разницей, скажем, между Петербургом и Чечней. Такие различия даже для современных федеративных государств могут оказаться чрезмерными.

– А как Вы относитесь к тому, что все российские регионы должны стать республиками? Потому что пока существует эта запутанная асимметричная модель (области, края, округа, республики, федеральные города), никакая равноправная федерация здесь невозможна.

– Как будут называться регионы – это дело их будущих свободно избранных парламентов. На мой взгляд, важнее всего добиться, чтобы они стали реально равноправными между собой и обладали высокими полномочиями, как и положено субъектам федерации. Правда, если во всех штатах США, несмотря на их законодательные различия, все же доминирует понимание того, что они составляют одну страну, насчет российских регионов у меня такой уверенности нет…

– Если Вы имеете в виду какие-то сепаратистские настроения, во многом они порождаются именно имперской, гиперцентралистской моделью. Когда за все регионы всё решают в Москве – кто ими будет править, сколько ресурсов у них изъять, и даже на каком языке им говорить – это, согласитесь,  не способствует «общенациональному» сознанию…

– Здесь полностью согласен. Конечно, в нормальной федерации этот столичный сверхцентрализм будет ликвидирован. Возможно, это приведет к некоторому снижению уровня жизни в Москве – потому что налоги сырьевых корпораций будут оставаться в самих регионах. Но с другой стороны, я не уверен, что сами москвичи чувствуют себя комфортно в нынешней ситуации, когда город неестественно пухнет и разрастается, потому что туда стягиваются все ресурсы.

– Может быть, на следующих Форумах свободной России целесообразно обсудить идею нового Федеративного договора, который могли бы подписать будущие свободно избранные власти регионов? Это и стало бы очевидным выходом из империи…

– Это разумное предложение. Нормальная федерация вообще должна строиться не на «вертикали», а на горизонтальных, «сетевых» связях между регионами, на их взаимных интересах. И конечно, основополагающим должен быть принцип добровольности. Поэтому я бы не утверждал, что границы будущей федеративной России будут совпадать с нынешними. Возможно, эта территория будет меньше, но в нее войдут именно те регионы, которые заинтересованы в общем экономическом, культурном и правовом пространстве.

Нам вообще надо переучредить государство. Этого, к сожалению, не было сделано в 1991 году, и поэтому РФ осталась лишь продолжением СССР, с той же номенклатурой и спецслужбами. Что в конечном итоге и привело к реставрации империи.

– На что исторически будет опираться это переучреждение?

– На мой взгляд – это Российская республика 1917 года, в которой были назначены выборы в Учредительное собрание. Но как вы знаете, большевики сорвали этот процесс и затем построили самый страшный тоталитарный режим в мире. Поэтому, конечно, нам надо полностью отказаться советского «правопреемства» – даже символического. Например, Кремль должен стать сугубо туристическим объектом, а не местопребыванием власти. Потому что в противном случае призраки прошлого будут по-прежнему править нами.

– Может, и столицу будущей федерации надо будет перенести из Москвы – чтобы снять ассоциации с советско-имперским «правопреемством»?

– Возможно. Главное, что в новом государстве будет работать совсем другая логика – не империи, а здравого смысла, прав человека и интересов всех составляющих его регионов. Интересы людей в Московии ничуть не важнее интересов людей в Новгороде или Сибири. Точно так же, как жители самого маленького штата Род-Айленд имеют ничуть не меньше прав, чем в гигантском Нью-Йорке.

– Также Вы говорили, что видите будущую Россию парламентской республикой. Но не опасаетесь ли сохранения нынешней Госдумы?

– Нет, это конечно никакой не парламент. Представленные там ныне партии даже невозможно считать партиями. «Единая Россия» и прочие – это не политики, а декорации имперской властной структуры. И в условиях реальных политических свобод и реальной политической борьбы они исчезнут. Придут новые политики, которые действительно будут выражать интересы разных общественных групп и регионов. С переучреждением государства политическая история возобновится.

  • Toni

    Я искренне рад тому, что наконец-то наши «протестанты» начали понимать, где собачка покопалась. Зрить в корень, т.с. Однако (я смотрел видео репортаж с Форума), видно по высказыванием, что хоть замкнутый круг вИдения будущего и разорван, но кольцо имперского сознания, всё еще дает о себе знать. У одних видны серьезные ограничения в их рассуждениях, у других (как у чубайса, например), явное отторжение идеи свободных народов и свободных регионов.

  • Pingback: Гарри Каспаров высказался за «переучреждение государства» | Черника()