babochka

О границах Ингрии

Павел Мезерин

babochka

Я родился в Санкт-Петербурге на Васильевском острове и до 1988 года там жил. В бабушкиной квартире на Приморской. В конце Детской улицы, которую в 1982 году разделили надвое и её северная часть получила имя адмирала Беринга. Самым интересным, таинственным и загадочным местом для меня, ребёнка, в бабушкиной квартире была библиотека, которая занимала всю прихожую. Квартира была маленькая, поэтому стеллажи с книгами и подшивками журналов занимали всё свободное место до потолка. За книгами на верхних полках нужно было лезть по стремянке.

Одной из моих любимых книг, помимо прочих, был синий в дерматиновом переплёте Атлас РСФСР. Там на 17-й странице была одна из самых моих сокровенных тайн – карта Ленинградской области. Её, эту карту на странице 17, я знал наизусть до последнего миллиметра. Знал по памяти все до последнего населённые пункты, реки, озёра. Любил перерисовывать её через копировальную бумагу, которую бабушка приносила с работы из рентгено-спектральной лаборатории Сталепрокатного завода на Косой линии.

Я не мог объяснить никому, чем так волновали меня эти контуры Ленинградской области, похожие на бабочку. Почему моё детское сознание сразу определило, что эта «бабочка» и есть моя родина. Я обожал географию и интересовался всем, что с ней связано. Бабушкина библиотека позволяла мне «путешествовать» по всему миру. Но я с дошкольного возраста знал, что моя родина – сокровенная бабочка с 17-й страницы заветного синего атласа. Я так для себя решил. Позже я узнал, что она имеет имя – Ингрия.

Ингрии, как политической единице, тысяча лет. Политическая история Ингрии (или иначе – Ингерманландии) уходит вглубь веков ко временам княжения в Новгороде будущего киевского князя Ярослава Мудрого. Своё название область получила в честь имени жены Ярослава — шведской принцессы Ингигерды. Этот период стал временем первого экономического расцвета региона благодаря транзиту торговли между Новгородом и Швецией. В последующие столетия Ингрия входила в состав Новгородской республики, Московии, Швеции. По итогам Северной войны она стала частью России.

«Энциклопедия Петербурга» пишет: «Ингерманландия – историческое название земель, лежащих на территории между Нарвой и Ладогой… Границы Ингерманландии ограничены Финским заливом, рекой Нарва, Чудским озером и Ладожским озером с прилегающими к нему равнинами на востоке. Границей с Финской Карелией считается река Сестра. Южная часть не имеет чётких географических ориентиров…» Но это границы исторические. А политические границы Ингрии никогда не имели чётких очертаний и постоянно «гуляли».

Административное деление появилось здесь еще в XII веке. «Водская пятина» составляла одну пятую часть Новгородской Республики и была так названа в честь народа водь. По свидетельству знаменитого австрийского дипломата и историка XV века Сигизмунда фон Герберштейна, Водская пятина простиралась от границ Великого Новгорода до середины современной Карелии, делясь по рекам Волхов и Луга на Карельскую и Лужскую половины.

После падения Новгорода Водская пятина вошла в состав Московии, а в 1580 году, после Ливонской войны, отошла к Шведскому королевству. С этого периода она стала официально именоваться Ингрией на политических картах Европы. В то время она включала в себя бассейн Невы, ограниченный Финским заливом, рекой Нарва, Чудским и Ладожским озёрами, а на северо-востоке граничила по реке Сестра с Кексгольмским лёном (ныне – Приозерский район).

По Столбовскому мирному договору 1617 года Ингрия вошла в состав Швеции «на вечные времена». Однако в ходе Северной войны Пётр Первый вновь завоёвывает её и на месте уничтоженной войной многолетней столицы Ингрии города Ниен закладывает Санкт-Петербург, который прежде, чем стать столицей Российской Империи, становится столицей Ингерманландской губернии. При этом Петр I не только сохранил её название, но и включил в состав Ингерманландской губернии значительные территории, фактически вернув ей границы исторической Водской пятины.

Первым российским губернатором Ингерманландии стал Александр Меншиков. В 1704 году указом Петра I Меншиков был «учинен над приращенными нашими войною наследственными провинциями, Ингриею и Карелиею, купно с Эстляндиею и иными издревле нам принадлежащими, генеральным губернатором». 7 марта 1706 года Петром I было дано особое распоряжение, где применительно к Ингерманландии был впервые употреблён термин «губерния». А в 1708 году Ингерманландская губерния была территориально расширена и разделена на 11 провинций. В состав губернии вошли:

– Петербургская провинция (остров Котлин, город Шлиссельбург, Копорский и Ямбургский уезды);

– Выборгская провинция (города Выборг, Кексгольм и Нейшлот с уездами);

– Нарвская провинция (Нарва с Ивангородом, приписной к Нарве город Сыренск, Дерпт с уездом);

– Великолуцкая провинция (города Великие Луки и Торопец с уездами);

– Псковская провинция (город Псков с пригородами Гдовом, Изборском, Опочкой, Островом, Ржевой Пустой и Заволочьем);

– Тверская провинция (города Тверь, Торжок, Старица, Ржева-Володимирова, Зубцов, Погорелое городище с уездами);

– Ярославская провинция (города Ярославль, Кинешма с уездами);

– Углицкая провинция (города Углич, Кашин, Бежецкий Верх с уездами);

– Пошехонская провинция (города Пошехонье, Романов с уездами);

– Белозерская провинция (города Белоозеро, Устюжна-Железопольская, Каргополь, Чаронда).

Таким образом, новые административно-политические границы Ингрии практически повторили контуры Новгородской Республики периода её расцвета.

Впоследствии Ингерманландская губерния, в 1711 году переименованная в Санкт-Петербургскую, «растеряла» большую часть своих владений. В процессе многочисленных территориальных реформ Российской Империи её границы постоянно сужались и к началу XX века сузились до своих исторических по реке Сестре на Карельском перешейке, Нарвы на западе и реки Оять на востоке. Выборгская губерния стала отдельной административной единицей, входившей в Великое Княжество Финляндское, а земли нынешних Тихвинского и Бокситогорского районов вошли в состав Новгородской губернии. Зато в Санкт-Петербургскую входила Гдовщина со всем побережьем Чудского озера.

Период Гражданской войны – время борьбы и короткой независимости республики Северная Ингрия с 9 июля 1919 г. по 6 декабря 1920 г. – навсегда останется героической страницей ингерманландской истории. На территории Приозерского и Выборгского районов современной Ленинградской области, севернее Петербурга, была образована независимая республика Северная Ингрия, которая сражалась против большевистской России. Главой республики был командир воевавшего против большевиков Северо-Ингерманландского полка, дворянин и белый офицер Георгий Эльвенгрен.

Помимо Северного, существовал также Южно-Ингерманландский (в иных источниках Западно-Ингерманландский) полк, который наступал на Петроград со стороны Эстонии. Карл Густав Маннергейм (также офицер российской царской армии, впоследствии – президент независимой Финляндии) предлагал адмиралу Колчаку совместными силами взять город, но тот заявил, что выступает за «единую и неделимую Россию» и не признает независимые Финляндию и Эстонию, что уже было говорить об Ингрии? Поднятие флага Ингрии над Петербургом было отложено Историей до лучших времён. По Тартусскому мирному договору 1920 года территория Ингрии вошла в состав РСФСР.

В рамках уже советских географических экспериментов границы Петроградской (затем Ленинградской) области вновь постоянно меняются. В 1926 году в ходе очередного реформирования административно-территориального деления на основе Ленинградской, Мурманской, Новгородской, Псковской и Череповецкой губерний была создана гигантская Северо-Западная область, которую затем всю вместе и  назвали «Ленинградской». Фактически, в границах Ингерманландской губернии 1708 года, но еще с заполярным анклавом у Баренцева моря. Впоследствии даже большевикам этот гигантизм показался чрезмерным.

Нынешние, привычные нам границы Ленинградской области, напоминающие бабочку, появились на карте в 1944 году после соглашения о перемирии с Финляндией во Второй мировой войне. В её состав теперь входит Выборг, тогда же присоединяется восточное Принаровье с Ивангородом, а Новгород и Псков становятся самостоятельными областными центрами. В этих границах Ленобласть просуществовала весь послевоенный период до 1991 года, в них же осталась и после распада СССР. Только Ленинград вернул себе имя Санкт-Петербург и был выделен в отдельный субъект Российской Федерации. 31 марта 1992 года «Федеративный договор» между Кремлем и субъектами РФ Санкт-Петербург и Ленинградская область подписывали каждый по отдельности.

Границы Ингрии менялись за тысячу лет много-много раз. Как и название самой Ингрии. Однако и сегодня не утихают споры как о её названии, так и о границах. Абсурдный топоним «Ленинградская область» (при отсутствии города «Ленинграда») скоро уйдёт в историю. В этом сомнений нет. Нынешние петербургские власти вроде бы взяли курс на десоветизацию топонимики, а значит, наш регион в скором времени ждёт очередное переименование. Вот, только, во что? Весенняя история с попыткой дать имя «Ингрия» футбольному клубу «Тосно» и жёсткой реакцией на это спецслужб, говорит о том, что исторического имени нашей родины, как и её настоящей истории, нынешние хозяева ЗАО «Российская Федерация» боятся, как огня.

Неизвестно и что с границами. Нынешние российские власти постоянно заводят разговоры «об укрупнении субъектов Федерации» и вполне могут как ограничиться объединением в один субъект Санкт-Петербурга и Ленобласти (что вполне логично), так и организовать это пресловутое «укрупнение» вплоть до границ Северо-Западного федерального округа. Который, кстати, очертаниями очень напоминает всё ту же Новгородскую республику периода её расцвета.

Но эта статья – вовсе не о возможных территориальных претензиях Ингрии к соседям. Как раз, наоборот. Для меня Ингрия навсегда останется в границах из старого бабушкиного атласа. Геополитические же фантазии сторонников ингерманландской независимости колеблются от «Ингрии от моря до моря» до обратной крайности «отдать всё Карелии, Финляндии и Эстонии». Но мне и то, и другое представляется нереальным.

Главная и вполне реалистичная задача сторонников Свободной Ингрии сегодня – формирование ингерманландской гражданской идентичности. Если мы будем делать это успешно, то Ингрия вернётся на политическую карту мира. А в каких границах – покажет время. Сегодня Ингрия – это Санкт-Петербург и Ленинградская область. Бабочка. Которая, если не увидит для себя достойного будущего в Российской Федерации, обязательно улетит.