tam1

Вольные тамбовские волки

Ярослав Золотарёв

tam1

Антоновцы в фильме «Жила-была одна баба»

Сибирскими, уральскими и даже северо-западными регионалистами центральные районы России зачастую воспринимаются как главная опора московского имперства. Собственно, так они и позиционируются Москвой, которая видит в ЦФО историческую базу складывания империи, а различия между самими областями этого округа практически нивелированы.

Однако эта схема сильно упрощает реальную ситуацию. Москва, конечно, подавляет бренды окружающих ее областей, издалека мы плохо различаем все эти Твери, Рязани, Владимиры… Но сами жители этих регионов хорошо отличают Воронеж от Липецка и уж тем более Москву от Углича.

В этой статье мы не будем говорить о легендарных временах «доордынской Руси» с независимой Рязанью и московско-тверскими войнами, не будем вновь касаться темы «диалектов», которые как раз в центральной России резко различаются на небольших территориях. Например, поморский язык – это огромные пространства Севера, сибирский язык (старожильческий говор) – вся Сибирь, а вот в центре мы имеем кучу мелких языков – тверской, владимирский, рязанский, тамбовский и так далее, все с существенными отличиями.

Вспомним такой эпизод столетней давности, как Антоновское восстание.

Обычно региональный аспект этого выступления не рассматривается, однако он налицо – выступление ограничивалось только пределами Тамбовской губернии, руководилось местными уроженцами. Основной причиной массовости восстания стала как раз близость Тамбова к центру – в результате крестьян активно грабили продотряды из Москвы. Вторая причина тоже относится к региональным особенностям – это черноземная губерния с сельскохозяйственной специализацией, что привело к значимости для Тамбовии крестьянства и его традиционных тезисов, вполне очевидно противоречащих большевистским.

Тамбовское восстание обычно увязывается с эсерами, что не совсем верно, так как ПСР восстание не поддержала и сама от него отреклась, несмотря на просьбы антоновцев, обращенные к этой массовой некогда партии. Сражались тамбовцы против центра в итоге самостоятельно, без поддержки общероссийских партий. Программа Союза Трудового Крестьянства содержала следующие демократические и регионалистские пункты:

  1. Политическое равенство всех граждан, не разделяя на классы.
  2. Созыв Учредительного собрания по принципу равного всеобщего прямого и тайного голосования, не предрешая его воли в выборе установления политического строя, с сохранением права за избирателями отзыва представителей, не выполняющих воли народа.
  3. Свобода слова, печати, совести, союзов и собраний.
  4. Свободное самоопределение народностей, населяющих бывшую Российскую империю.
  5. Организованные и действующие ныне партизанские добровольческие отряды не должны быть распускаемы до созыва Учредительного собрания и разрешения им вопроса о постоянной армии.

Пункт 4, таким образом, предусматривал возможность как сецессии любой народности, так и федерализации будущего российского государства, а 5 предусматривал сохранение региональной тамбовской армии до Учредительного собрания. В то же время программа находилась под сильным влиянием левой идеологии (государственный контроль, национализация крупных предприятий), что, видимо, отражало реальные настроения крестьянства центрального региона в то время.

tam2Современный регионализм в центральном регионе, конечно, не такой воинственный, с той эпохи прошел почти век. Однако он зачастую проявляется именно в региональных брендах. В той же Тамбовии сегодня активно продвигается образ волка – как символ независимого и прямого характера местных жителей (противопоставленный, таким образом, лукавой и услужливой Москве).

Несмотря на близость к центру, регион исторически был степным фронтиром, аналогичным Дону или Украине, что и сформировало традиционную «волчью» ментальность, сто лет назад проявившуюся в восстании против большевизма. Скорей всего советский мем «тамбовский волк тебе товарищ» восходит именно к крестьянской войне начала 1920-х, участники которой настолько не были товарищами коммунистам, что те травили их газами и расстреливали их семьи как заложников.

В настоящее время в городе часто устанавливают изображения волков у гостиниц, магазинов, в жилых особняках и офисах крупных компаний, выпускаются сувениры, которыми завалены все киоски, бренд присутствует в товарных знаках продукции местных предприятий. Так что местные вполне помнят свое тотемное  прошлое и при необходимости противостояния с имперским центром тамбовский волк еще может показать свои зубы.


От редакции After Empire: Вольный характер граждан Тамбовии проявляется и в современной политике. Конечно, как и в других регионах РФ, региональные партии здесь запрещены. Но весьма показательной была встреча местных жителей с Алексеем Навальным, состоявшаяся 29 октября.

К этому политику можно относиться по-разному, но в данном случае уникальным был такой факт – несмотря на запрет местных властей (которые, как и в других городах, лишь исполняют указы имперской «вертикали»), в Тамбове устроили этот митинг на частной территории одного из местных предпринимателей. Поэтому его участники не нуждались ни в каких «разрешениях» от власти. И в этом можно заметить традиционную самостоятельность тамбовского характера.

Хотя имперская власть, также традиционно, карает за это репрессиями. Координатор тамбовского штаба Навального Диана Рудакова за организацию этого «несанкционированного мероприятия» подверглась административному аресту.