Школьные учителя нарываются на будущую люстрацию

Мы уже не раз писали, что в историях вокруг сторонников Навального порой интересен даже не сам Навальный, а поведение системы. Система – это не только губернаторы, единороссы, депутаты, полиция и центр «Э». Самые верные слуги системы – это школьные учителя (которые к тому же часто бывают и единороссами, и депутатами).

Так, хабаровский штаб Алексея Навального привел аудиозапись разговора директора Многопрофильного лицея им. 202-й воздушно-десантной бригады Ольги Кодиной с родителями волонтера Тимура Валиуллина, который стал волонтером штаба. Кодина — депутат городской думы от «Единой России». «Медиазона» с незначительными сокращениями опубликовала  увлекательную беседу.

Директриса вызвала родителей Тимура и его самого и в течение более чем получаса угрожала семье и ученику. Кроме привычных фраз про козни Госдепа она использовала характерные для учительской массы  слова: «О деятельности господина Навального уже легенды, простите меня, ходят — и я тебя предупреждала, что мне такие финдибоберы в учреждении не нужны…  Вы что, хотите, чтоб у вас ребенок спокойно доучился, или им занялась Федеральная служба безопасности, потому что я на сегодняшний день намерена именно это сделать…  Он на сегодняшний день использует мою образовательную организацию и мои уроки для пропаганды целей Навального».

Заметим, что в лексиконе директора нет человеческих слов «школа» или «лицей», а есть «образовательная организация», которую она считает «своей». Дальше она рассказывает о «преступлениях» ученика: «Он говорит следующие вещи. Мы проходим правовое государство, он говорит, что государство у нас неправовое, законы у нас несовершенные, «пакет Яровой» кричал раз пятнадцать».

Ей вторит завуч, крича на родителей: «Он такое творит на уроке, он так себя ведет, а вы приходите и его защищаете. Зачем? Вы должны это услышать и дома об этом поговорить!»

В представлении педагогов родители не должны защищать собственного ребенка, а во имя государственных интересов обязаны помогать тем, кто его преследует.  Когда школьника попросили назвать имя друга, с которым он общается на политические темы, Тимур возразил: «Зачем? Чтоб вы на него орали?», на что получил издевательства, оскорбления и угрозы – мол, в ФСБ с такими быстро расправляются. «Ты офигел, мой хороший!» – такими словами охарактеризовала школьника «сеятельница разумного, доброго, вечного».

Подобные истории, которые становятся все более частыми, заставляют сделать единственный вывод: когда ситуация и власть в российских регионах изменятся, стоит подумать о том, что в случае люстрационных процессов в списки должны попасть не только государственные и полицейские деятели, но и армия педагогов. Каждому из них не помешает в будущем ответить на вопросы, участвовали ли они в травле инакомыслящих детей, в пропагандистских мероприятиях или в фальсификациях выборов (известно, что в избиркомах на местах сидит немало тружеников школ).