Удмуртский музыкант и скучающий московский критик

В Удмуртии обретает популярность новый проект Post-dukes – национальная удмуртская музыка, преобразованная в электронной аранжировке. Над проектом работает музыкант Жени Чудья, которому посвящен материал Idel.Реалии. 25-летний Жени Чудья накладывает на традиционные удмуртские мотивы электронные аранжировки и на выходе получает новое звучание.

Идея родилась так: Жени с подругами из фольклорно-этнографического ансамбля «Чипчирган» сидели в общежитии и решили, что нужно записать пару песен в музыкальной студии и выложить их в соцсетях. «В это время мы все носили дукесы — это элемент традиционного костюма, теплый кафтан с особенным кроем. Мы решили, что название «Дукес», отсылающее к традиционной культуре, хорошо подойдет для нашей маленькой фолк-группы. Весной 2017-го года мы выпустили альбом с ограниченным тиражом» — рассказал Жени Чудья.

«Просто фолка» было мало – «мне захотелось делать электронную музыку, которая бы отсылала к образцам удмуртской народной музыки и в то же время была бы близка к андеграунду. Звучание традиционных мелодий мне хотелось совместить с современным посылом. Я хотел расширить и разнообразить удмуртскую музыкальную культуру — так и появился проект Post-dukes». Музыкант считает такую музыку способом самоидентификации.

Жени раньше был Евгением Бикузиным. Но в древности у удмуртов не было фамилий: в их языческой культуре существовали воршуды (воршуд — это дух предка, покровителя рода). «Сегодня почти никто не знает, к какому роду он относится. Но в топонимии Удмуртии осталось множество воршудных названий, например, старое название моей родной деревни — Усо-Шудья. От него я и отталкивался. Чудья — Чудӟа — Шудӟа — Шудья — это один из самых широко распространённых воршудов». Музыка создается при помощи старинного удмуртского музыкального инструмента кубыз.  Жени считает: Post-dukes занимает андеграундную нишу в удмуртской музыке. «Думаю, я пишу музыку для людей, которых интересуют композиции вне привычных для удмуртского слушателя форматов и жанров. Впрочем, я ориентируюсь не только на удмуртскоязычного слушателя. Многие люди, которые слушают Post-dukes, не говорят на удмуртском и в целом далеки от удмуртской культуры», — говорит Жени.

Проект действительно вызывает интерес. Однако московский музыкальный журналист Родион Нагорный подверг его критике: он говорит, что этническим мотивам в современной музыке не стоит приписывать возросшую актуальность, и приводит примеры, начиная с 25-летней давности. А также предлагает «вернуться с небесных высот мировой музыкальной индустрии на землю русскую». Только почему-то приводит в том числе петербургский и карельский примеры. Оставив в стороне вопрос, с какого перепугу это «земля русская» (обвиняя музыкантов в лубке, московский критик даже самим порядком слов сам навевает мысли о своем «исконно-посконном» мышлении), он, как говорится, сквозь губу комментирует проект Жени: «Попытка переложить удмуртские традиции на современный лад, но уже под маской мрачноватых и довольно скупых аранжировок, изредка оживляемых ломаной перкуссией. Его творчество интересно с точки зрения знакомства с современными продюсерами из Удмуртии, но с точки зрения содержания напоминает пробы пера в программе для создания музыки на компьютере — потому быстро наскучивает».

Однако вряд ли молодому удмуртскому музыканту стоит принимать во внимание настроение московского критика, который, конечно, никому в мире не наскучит, ибо большинство музыкантов мира вряд ли подозревает о его существовании.