Достоевщина на марше

Петербуржцы шутят: если в отношении Украины кремлевская пропаганда придумывает фейки про «распятых мальчиков», то для Петербурга, овеянного образами Достоевского, актуальнее злые Раскольниковы и мертвые старушки.  Поэтому сразу после того, как тысячи петербуржцев «поздравили» Владимира Путина с днем рождения, пройдя с Марсова поля по центральным проспектам города, а часть даже по Невскому дошла до Дворцовой, федеральное начальство благословило информационный вброс про «умирающую от сердечного приступа старушку, к которой не успела доехать  Скорая, потому что дорогу перегородили митингующие».

Сейчас эта история гуляет по всей необъятной, несмотря на то, что в считанные часы фейк был разоблачен в самом городе, и городские власти от него уже открещиваются. Никакой старушки и злых митингующих не было. Была 55-летняя женщина, на свое несчастье подавившаяся инородным предметом. Скорая приехала к ней через 16 минут после вызова и застала уже мертвой. При этом, по мнению некоторых реаниматологов, врачей вызвали уже зафиксировать биологическую смерть, то есть бесполезность любых реанимационных мероприятий.

Уши московских авторов обнаружились сразу, несмотря на то, что исходная информация пошла от местных специально обученных «источников». «Старушка» жила в самом что ни на есть «Петербурге Достоевского» – в пяти минутах от музея-квартиры Федора Михайловича. Подстанция Скорой же находилась на Литейном, в 600 метрах от дома «старушки». В 18.48, когда был принят вызов, демонстранты действительно шли по Литейному, но в совершенно противоположной маршруту стороне. Полиция остановила их, перегородив проспект, и стала бросать в автозаки. То есть даже при всем желании злые оппозиционеры не могли заблокировать выезд Скорой через Невский. Из сообщений же получалось, что машина «доехала до Литейного» и там столкнулась с затором. То есть нужна была подходящая смерть, а инициаторы вброса смутно помнили, что Литейный и Невский «где-то там рядом», побоище произошло близ улицы Некрасова, которая тоже «где-то там», но хотя бы посмотреть на карту в Гугле на дали себе труда. Покойница  была найдена. В квартиру умершей явился Следственный комитет.

В 5-миллионном городе часто случается так, что Скорая не успевает доехать. Но никогда в таких случаях не мчатся следователи немедленно возбуждать уголовное дело, если не поступило сигнала в полицию о насильственной кончине. Кстати, такой вариант вообще не фигурирует в пропагандистских СМИ. Ведь ясно – во всем виноваты протестующие.

Федеральные «СМИ» немедленно, невзирая на позднее субботнее время, ринулись переписывать историю про «старушку» друг у друга. Тема обрастала разнообразными «географическими открытиями» касательно расположения больницы, квартиры «старушки», Невы, Невского проспекта и Марсова поля, откуда шли демонстранты. Маршрут злосчастной Скорой получался извилистым и загадочным.

К утру петербургские журналисты установили реальную картину и изложили ее в сетях с использованием инфографики. Комитет по здравоохранению, гаишники и Следственный комитет на своем сайте тут же дали задний ход – дескать, митингующие как помеха Скорой есть всего лишь «интерпретация журналистов». Разумеется, письменных приказов на очернение протестной публики этим журналистам никто не отдавал – они работают по намекам и «неформальным» сливам. Свою задачу они выполнили – леденящая душу история разлетелась и продолжает разлетаться по российским просторам.

Историю с «умирающей женщиной» – слово «старушка» сейчас все-таки постарались заменить – запустили после неудачи еще одного «креатива» с непонятным смыслом. Перед митингом на Марсовом поле пытались пригласить молодежь бесплатно посмотреть фильм «Крым». Молодежь встретила предложение дружным смехом. Что было целью такого «жеста доброй воли» – неясно: может быть, власти рассчитывали, что петербуржцы променяют протест на халяву? Но чтобы разобраться в темных закоулках чиновничьих и полицейских душ, явно не хватило бы даже таланта Федора Михайловича…