clones

Мертвое и живое

НЕЕДИНАЯ РОССИЯ-5

Игорь Яковенко

clones

Чем отличается живой и сложный процесс демократии от простой мертвечины диктатуры

Центральное политическое событие в Европе – попытка Каталонии провести референдум о независимости и стремление Мадрида воспрепятствовать этому референдуму, объявив его незаконным. Центральное политическое событие в России – массовый «губернаторопад»: за 10 дней Путин заменил 5 глав регионов и в ближайшее время готовятся отставки еще около десятка.

Эти два события наглядно иллюстрируют различия между путинской Россией и современной Европой. Эти различия не сводятся к отличиям в текстах законов и конституций. Тут пропасть на клеточном уровне организации социумов, принципиально иная конструкция социального времени и пространства.

Каталонский референдум противоречит испанской конституции, и Мадрид, стоя на букве закона, его вполне предсказуемо не признает. Весьма вероятно и непризнание референдума со стороны Европейского Союза. Не менее предсказуемо то, что массовое народное движение Каталонии к независимости, скорее всего, приведет к изменениям внутреннего устройства Испании.

Демократия вся построена на противоречиях: между свободой и справедливостью, прогрессом и сохранением стабильности. Противоречие между целостностью государства и правом народов на самоопределение – из этого ряда. Попытка возвести в абсолют любую из сторон этого противоречия убивает демократию. Мои симпатии всегда на стороне свободы и децентрализации и мне крайне несимпатично то безумное и бессмысленное полицейское насилие, которое применяет Мадрид против сторонников референдума. Но есть одна-единственная причина, по которой я, будучи россиянином – на стороне сохранения целостности Испании. Это нескрываемая радость и неприличное потирание рук российских политиков, «экспертов» и прочей кремлевской обслуги по поводу тех проблем, которые движение за выход Каталонии из состава Испании создает как этой стране, так и Европейскому Союзу в целом. Смерть любой европейской коровы – это счастье для российских властей и их холуев. Как и любой сгоревший сарай по ту сторону Атлантики.

Особое омерзение вызывает эта лицемерная «поддержка» права на самоопределение чужих народов со стороны тех, кто в своей стране ввели уголовное наказание за любое раздумье о возможности изменения статуса регионов и полностью истребили любые ростки федерации.

То, что происходит сейчас в связи с массовой сменой регионального начальства, свидетельствует о полной и окончательной ликвидации даже формальных признаков выборности губернаторов. В России нет больше не только граждан, но и населения, мнение которого надо хоть как-то учитывать. Есть громадные пустые пространства, в которых скрещиваются интересы корпораций.

В этом плане показательно назначение на губернаторство в Красноярском крае 62-летнего Александра Усса вместо 64-летнего Виктора Толоконского, что никак не вписывается в концепцию «озеленения» губернаторского корпуса. Первоначально политологи практически единогласно прочили на место Толоконского 40-летнего главу Федерального агентства научных организаций Александра Котюкова, что вполне вписывалось в придуманную ими идею прихода к власти когорты «молодых технократов».

Но стоило им рассесться с умным видом по бесчисленным круглым столам и начать болтать о наступившей «эре молодых технократов», которая, несомненно, является «шагом вперед» по сравнению с эпохой путинских назначенцев первой волны, не говоря уже о времени «ельцинских динозавров», из которых дожил до нынешнего времени один Тулеев, как Путин двумя росчерками пера поломал им всю стройную картину. Доказал, что никакой логики в российской  политике не существует. Что любое кадровое решение в путинской России всегда является производным от двух переменных: от настроения в данный момент времени левой пятки самого Путина, и от того, кто в последние пару часов оказался вблизи от президентского тела. В случае с кадровым решением по Красноярскому краю поблизости от тела, видимо, оказался Шойгу, а Дерипаска с Сечиным, у которых есть свои интересы на берегах Енисея, были не против. Поэтому на кормление был поставлен Усс, а Котюков будет продолжать свой труд по уничтожению Российской академии наук до тех пор, пока не освободится более хлебная должность.

Место главы республики Дагестан после отставки Абдулатипова на момент написания данной статьи – вакантно. Источники ведущих российских СМИ сходятся на том, что это будет замглавы Нацгвардии генерал-полковник Сергей Меликов. Идея укрощения самой большой и на сегодня, пожалуй, самой нестабильной республики Северного Кавказа путем фактического введения там института генерал-губернаторства выглядит предсказуемо. Но если это назначение состоится, то национальность генерала Меликова – лезгин – может стать проблемой. Дело в том, что лезгины являются четвертым по численности народом Дагестана после аварцев, даргинцев и кумыков. Никогда за весь период после 1991 года ни один лезгин не был руководителем Дагестана. Главами республики, а также главами правительства и председателями парламента Дагестана были аварцы, даргинцы и кумыки, но никогда – лезгины. Учитывая, что в многонациональном Дагестане к представительству народов во власти относятся крайне ревностно, данное кадровое решение может стать миной замедленного действия.

Впрочем, когда это Путин беспокоился о настроениях и чувствах подведомственной популяции? Фактическая отмена выборов глав регионов, которая состоялась в сентябре-начале октября 2017, вернула Россию к состоянию 2004 года, когда Путин воспользовался трагедией Беслана для того, чтобы отменить выборы губернаторов. Трудно придумать более нелепый и издевательский повод. Можно подумать, что террористы до смерти испугались и немедленно превратились в законопослушных граждан, узнав о том, что в Рязани и Омске начальство не будут избирать граждане, а станет назначать президент.

Не менее нелепа с точки зрения интересов страны та реальная причина, по которой Путин в данный момент добивает регионализм, меняя глав регионов как перчатки. Никто в администрации президента не скрывает, что вся эта кадровая чехарда ради того, чтобы переназначение Путина на должность прошло как можно более спокойно и убедительно.

В самом начале 20 века, в 1901 году обер-прокурор Синода Константин Победоносцев отвечая на вопрос, что такое Россия, сказал: «Россия – это ледяная пустыня, а по ней ходит лихой человек». За 116 лет, прошедших с момента произнесения этих слов, многое в России осталось прежним, но кое-что изменилось. Потеряв свои южные и западные земли, Россия в еще большей мере может называться «ледяной пустыней». А главное, Россия осталась империей, управляемой самодержавным диктатором.

Произошли и изменения. «Лихой человек» теперь переселился в Кремль и правит страной. И результатом его правления стала политическая мертвечина. То, что происходит в странах западной демократии, может нравиться или не нравиться, может разочаровывать или вселять надежду. Но там происходит – жизнь. Со всеми ее противоречиями, взлетами и падениями. Путин, встав во главе «ледяной пустыни», решил по совету еще одного русского ретрограда, Константина Леонтьева, Россию еще больше «подморозить», и в результате превратил страну в политическое кладбище. Очередная «оттепель» неизбежна, но вот в каких границах будут оттаивать куски «ледяной пустыни» – большой вопрос.