veish

Непобедимая Вейшнория, или заметки о виртуальных и реальных исторических парадоксах

Светлана Гаврилина

veish

Российская пропаганда любит утверждение, что Украину придумал австрийский генштаб. Эту чушь вовсю повторяют не сильно обремененные историческими или любыми другими знаниями постсоветские граждане. Впрочем, и остальные появившиеся на карте Европы новые независимые государства (от балтийских до стран бывшей Югославии), с точки зрения упомянутых граждан, не могли появиться иначе, как с ведома темных сил, враждебных «великой России».

Зато сейчас российский генштаб при содействии сателлита – официального белорусского режима и его оборонного ведомства – ухитрился придумать даже не государство, а по сути надгосударственное образование, немедленно получившее сетевую популярность. Правда, оно в первый же день вышло из-под контроля, мгновенно расширило свои государственные границы и вышло победителем в битве с десятками тысяч солдат и сотнями единиц боевой техники. Причем не понесло потерь, а на исторически спорных территориях, находящихся сейчас в составе РФ, вывело из строя часть командного состава противника, техники и коммуникаций.

Речь идет о Вейшнории – так, по легенде только что прошедших учений «Запад-2017», называлась страна, которая угрожает «нерушимому союзу» путинской РФ и лукашенковской РБ. Правда, в российских отчетах с учений она разгромлена. Но это далеко не так.

Московиты хотели придумать жупел

Условные названия для «вероятного противника» во время учений – дело обычное. Однако в этот раз брифинг первого заместителя министра обороны РБ, начальника Генерального штаба Олега Белоконева накануне совместных российско-белорусских учений стал стартом для победоносного шествия уникального мема. Собственно, штабист назвал три «враждебных страны»: Лубению, совпадающую с Сувалкским коридором (в северо-восточной части Польши и на юго-западе Литвы), Весбарию (Западная Литва и кусок Латвии) и Вейшнорию. Именно с последней при содействии двух остальных «условный противник» должен был устраивать всякие каверзы, пытаясь захватить Беларусь. При этом получалось, что сама Вейшнория, охватывающая всю Гродненскую область, а также части Минской, Беларусью не является.

Полигоны, где проходила белорусская часть учений, были выбраны вокруг условной Вейшнории в нескольких точках Витебской, Минской и Брестской областей. На территории РФ учения проходили в так называемых Калининградской и Ленинградской областях, которым тоже должна была угрожать загадочная Вейшнория.  Что характерно, и та и другая тоже, как и Беларусь, граничат со странами ЕС.

Мгновенно выяснилось, что границы Вейшнории совпадают, согласно электоральной карте первых президентских белорусских выборов, с границами тех местностей, где когда-то больше всего голосов получил лидер БНФ  Зенон Позняк, непримиримый к Советам и вообще российской империи сторонник национальной демократии, находящийся сейчас в вынужденной эмиграции (его жизни после победы Лукашенко грозила реальная опасность). Кроме того, в глазах плохо сведущих людей (а к таковым относятся и видные военные деятели со своими пиарщиками), в Беларуси якобы существует большая разница между Западной и Восточной Беларусью, по аналогии с Украиной – впрочем, и касательно Украины эта разница зачастую преувеличивается. Дескать, под Гродно много оголтелых католиков, националистов, русофобов и просто поляков, которые с ностальгией вспоминают жизнь под «панской» Польшей. А под Минском и восточнее – сплошь ласковые русскоязычные – хоть и белорусы – синеокие братья, которые спят и видят возвращение единого СССР. Те и другие, мол, очень не любят друг друга.

Вместо жупела получилась страна-мечта

Таким образом, топоним «Вейшнория» должен был иметь заведомо негативную коннотацию в глазах прежде всего «синеоких братьев». Слово было сконструировано с намеком на язык соседней Литвы. Есть литовские имя и  фамилия Вайшнорас,  однокоренные слова обозначают понятия, связанные с гостеприимством и хлебосольством .

С Литвой у Беларуси 700 км общей границы. Кстати, вопреки представлениям далеких от Беларуси людей, расстояние от Минска до Вильнюса меньше, чем расстояние от Вильнюса до Гродно (150 и 175 км), а транспортное сообщение лучше. Каждые выходные тысячи минчан на поездах, автобусах, личных авто или стопом отправляются в литовскую столицу – кто за покупками, кто погулять, кто на концерт – многие запрещенные в РБ музыкальные коллективы с успехом проводят там свои выступления, а ехать ближе, чем от Новгорода до Петербурга.

А называть этот город в обиходе Вильней или Вильнюсом – дело в общем десятое. На то нюансы уместности или неуместности контекстов. Все помнят, конечно, что когда-то Вильня была главным культурным центром белорусов. Случаются в сетях и обидки на литовцев, как и у литовцев на белорусов. Тем не менее, если сравнить число памятных знаков, посвященных белорусской истории и культуре в Литве и РБ, а также отношение к памятникам истории и архитектуре вообще – то пока сравнение не в пользу РБ. Так, до сих пор власти РБ отказываются от того, чтобы назвать одну из улиц в городке Зельва в честь самой знаменитой ее жительницы – поэтессы Ларисы Гениуш, похищенной после Второй мировой войны в Праге, отсидевшей много лет в сталинских лагерях и жившей в Зельве до самой смерти, так и на согласившись получать советское гражданство… Та же история с памятью многих великих белорусов, что гродненцев, что минчан, что гомельчан. Но мы о Вейшнории.

Балтийское название и границы «враждебной страны», таким образом,  вместо негативной окраски придали Вейшнории заведомо позитивную. К тому же и «центр Вейшнории» – Гродно, где сохранилось, несмотря ни на что, множество старинных зданий, считается – как минимум внешне – более «европейским», «западным» городом, нежели Минск. Хотя это не вполне точное представление – у Минска есть свои черты, свой modus vivendi , свои городские ценности и особенности, которые многих белорусов делают фанатами Минска. И когда на глазах у изумленной публики в виртуальном пространстве начала свое победное шествие виртуальная Вейшнория, среди ее «деятелей» и «пропагандистов» оказалось немало именно минчан. В Вейшнории возникли МИД, вооруженные силы, свои знамя и гимн (в нескольких вариантах), началась выдача паспортов граждан Вейшнории. Причем эти виртуальные паспорта стали получать не только белорусы, но и жители ближних и дальних стран.

В сети материализовалась мечта о небольшом европейском государстве со своим (белорусским) языком, многовековой историей и культурой, демократическими институтами. Причем это государство сильное и в состоянии дать отпор главному агрессору – Москве и ее приспешникам. Однако практически сразу у Вейшнории появились и противники. Их аргументы (горько серьезные, в отличие от остроумной и полной изобретательности вейшнорской темы) вполне характерны для состояния многих умов на постсоветском пространстве, измученном драмами и просто нелепицами  бытия на этом пространстве под давящей сенью «совиных крыл» двуглавого орла, постоянно угрожающего даже обретшим свою государственность народам.

Фобия из-за семантических ошибок

Прежде всего, это фобия, порожденная вполне объективными причинами – продолжающейся агрессией РФ в отношении Украины и милитаристской реваншистской политикой восточного соседа. «Призрак сепаратизма» в виде ДНР и ЛНР возник в результате неверно употребленного, но неизживаемого термина «сепаратизм» в отношении этих одичавших территорий, и зловещий образ этих прокремлевских квазигосударств является взорам всякий раз, когда речь заходит что о реальном праве народов на самоопределение, что о виртуальной Вейшнории. Тайные планы Кремля, желающего раздробить Беларусь. Дымовую завесу мемов и шуток инспирирует тот же Кремль в то время, как русские танки идут по белорусской земле, а Лукашенко получает новый московский кредит. Вот примерный перечень претензий к жизнерадостным вейшнорцам. Он изложен в статьях и интернет-постах целого ряда «олдовых» белорусских оппозиционеров.

Кроме того, действительно лингвистический, психологический и в конце концов политический феномен Вейшнории срезонировал с перманентными то обостряющимися, то затухающими спорами. Судьба Беларуси сложна, ее независимость новых времен по времени еще недолга, а по сути очень уязвима.

Недавно была годовщина 17 сентября 1939 года. Отношение к действиям СССР, который синхронно с Гитлером нанес удар по Польше и отобрал у нее западную Беларусь – в принципе однозначно (в данных заметках автор не рассматривает советско-«ватную» оценку событий, мы все-таки говорим о разумных людях). Но вот одновременно сложно отрицать такой факт: за воссоединение территорий действительно были многие западные белорусы – польские власти часто видели в них всех чуть ли не большевистскую агентуру – впрочем, таковая в самом деле не бездействовала, и любые факты ущемления белорусов, действительно имевшие место,  ею цинично использовались в пропаганде.

По ту сторону польской границы не могли толком знать о сталинских лагерях и о реалиях «счастливой» колхозной жизни, а антураж получался привлекательным – свободная БССР в семье столь же свободных республик… И тем не менее налицо исторический парадокс: СССР, как и все остальные предыдущие ипостаси «империи зла», причинил немало бедствий белорусским земле и народу, в том числе и в ходе Второй Мировой (которая, как впрочем и опустошившая этой край война 1812 года, тоже называемая в российской историографии Отечественной, на белорусской территории была фактически гражданской). Но воссоединение регионов в одном государственном образовании (пусть поначалу и декоративном) – для большинства все-таки позитив.

Менее болезненный, но тоже до сих пор бередящий раны исторический парадокс – с тем же Вильнюсом-Вильней. Так, отсчет государственности от ВКЛ есть и у современных литовцев, и у современных белорусов. Для литовцев он не менее важен, как и исторический герб «Погоня». И споры, кто «настоящие», а кто «ненастоящие» наследники ВКЛ, в двадцать первом веке давно могли бы остаться уделом  неинтересных фриков. Однако наличие все того же «большого восточного соседа», его стратегов, пропагандистов и агентов обостряет ситуацию, как и наличие, при всех колебаниях и шатаниях, пророссийского истеблишмента в Республике Беларусь. В Литве независимость более защищена, но Литва маленькая. А в Беларуси российские военные базы и большой процент москвоориентированного населения. Но Литва уже под крылом ЕС и НАТО, «а на нас всем наплевать, нас не хотят видеть независимыми и равными себе» – такое в Беларуси часто слышишь, и некоторая доля истины в этом есть. Ведь мифологичность мышления и предвзятость – не исключительно московская черта, ее хватает и у евробюрократов, и у европейских политиков.

Победа, которая войдет в анналы

Учения «Запад-2017» закончились. Как известно, страхи по поводу окончательной аннексии Беларуси пока не сбылись, равно как и прогнозы касательно начала наступления на балтийские страны. Называть их напрасной паникой, впрочем, не стоит. Поэтому издевательства в российских пропагандистских СМИ по поводу «перепугавшихся прибалтов», которые нагнетали «истерию», выглядят как гогот хулиганья, которому по какой-то причине не удалось или стало страшно полезть в драку, но мыслей оно не оставило.

Конечно, учения продемонстрировали не только количество живой силы и техники у «великой державы». Они показали в полной красе разгильдяйство российских вояк. Свои же раненые во время пуска ракет, ДТП с главкомом ВДВ (российские военные считают, что им не писаны не только международные законы, но и правила дорожного движения вкупе с законами физики), многомиллионный ущерб, нанесенный трассе между Псковом и Лугой… Все эти факты мгновенно становились достоянием интернета и включались в перечень «боевых успехов» замечательной страны Вейшнория. И как знать, возможно, это именно она своим главным оружием – смехом и креативом – дала реальный отпор агрессивным замыслам замшелых людей. Кстати, именно в силу замшелости сознания российских генералов, политиков и пропагандистов не следовало бы белорусам предаваться конспирологическим теориям. Ибо это тот же москвоцентризм, но с обратным знаком. А на самом деле не все в мире зависит от «руки Москвы», например, ей не добраться до свободного сознания свободных людей.

С окончанием учений Вейшнория не ушла в небытие. Количество ее граждан, получивших паспорта, растет, в сети появляются новые подробности ее политической и экономической жизни, истории о дипломатических и военных успехах. Но даже если этот мем со временем уйдет в историю, он будет ярким эпизодом для исследователей будущих веков, которые попытаются разобраться в феноменах эпохи конца последних империй.