Защитники совка и империи

Российская действительность, если ее рассматривать с эстетической точки зрения,  поражает своеобразной стилистикой. История в «городе трех революций» Петербурге тому пример. Так, пресс-секретарь питерского комитета по законности (который в городе именуется «комитет по беззакониям») Иван Краснов сказал новое слово в питерском краеведении.

По его мнению, «открыточными имперскими видами» Петербурга следует считать не только Марсово поле, но и окраинный парк Малиновка. Во всяком случае, он заявил, что митинги там (и еще в десятке мест как в центре, так и в отдаленных от него местах) проводить нельзя, ибо их участники «будут изрыгать проклятия», чего нельзя делать среди имперских открыточных видов. Поводом для такого заявления стал, как обычно, предстоящий митинг Навального – почему-то его деятельность просто-таки провоцирует федеральные и региональные власти на всякие глупости. Однако дело даже не в известном оппозиционере, а в нелепости самого высказывания смольнинского чиновника.

Как все помнят из школьных учебников, Смольный сам по себе памятен прежде всего как ленинский штаб – то есть именно здесь принимались решения, не просто не оставившие камня на камне от «старой России», а приведшие в итоге к ликвидации семьи последнего российского императора. Что касается запретного ныне для митингов Марсова поля, то его тоже сложно назвать символом российской империи – из места для парадов и гуляний оно стало мемориалом в честь жертв февральской революции 1917 года – то есть людей, сражавшихся с царскими «силовиками» отнюдь не методом убеждения, а в уличных столкновениях, с применением как «булыжников – оружия пролетариата», так и огнестрельного оружия. А уж какое отношение к имперской памяти имеют бывшие рабочие окраины, откуда рекрутировались могильщики «России, которую мы потеряли» – сказать вообще сложно.

Таким образом, налицо то ли странное раздвоение сознания у чиновников (приверженность к советскому прошлому и одновременно тоска по царскому прошлому), то ли они просто не скрывают своей подлинной сути: им не нужно демократическое современное государство и в нем современный мегаполис Петербург – им нужна архаическая империя.