prud

Храм на костях, на фонтане или на воде?

Ксения Кириллова

prud

Екатеринбуржцы протестуют против попыток РПЦ застроить своими культовыми сооружениями исторический центр города

Продолжающееся уже почти год противостояние уральских общественных активистов и тандема местной епархии и властей вновь накаляется. Причиной конфликта стал проект строительства очередного собора – на этот раз прямо на городском пруду. Сторонники проекта называют Храм-на-воде «плывущим по волнам кораблем», идеально вписывающимся в «городской амфитеатр», и возможным символом Екатеринбурга и «духовности» как таковой.

При этом противники идеи (а среди них есть и историки, и архитекторы, и деятели культуры, и музейные работники, и просто уважаемые в городе жители) убеждены: сам по себе городской пруд уже является старейшим памятником, создавшим неповторимый образ города.

«Акватория городского пруда в Екатеринбурге фактически не изменилась с 1723 года. Она зафиксирована на фотографиях, гравюрах, рисунках, на самых первых изображениях нашего города. Уже в силу этого она должна быть осознана нами как памятник истории, и должна стать охраняемой зоной», – считает историк Артем Беркович.

Однако к мнению историков и других общественных деятелей власти, похоже, прислушиваться не хотят.

«В городе создается только видимость общественного диалога. Например, в прошлом году были организованы публичные слушания, но на практике туда согнали множество «титушек», которые в агрессивной форме поддержали строительство», – сообщил в интервью нашему сайту активист движения «Екатеринбург – за свободу» Юрий Изотов.

Действительно, по сообщениям СМИ, попытка организовать слушания 2 декабря прошлого года оказалась неудачной: «на слушания пришли крепкие мужчины, явно связанные со спонсорами проекта, и дискуссия в их присутствии не задалась».

«Архитекторы и общественники, пришедшие на слушания, обнаружили, что зал уже забит несколькими десятками крепких и коротко стриженых молодых людей. Сразу стало понятно, что их присутствие будет этим вечером главным аргументом в пользу строительства храма. Группу поддержки «храма-на-воде» тут же окрестили «титушками» — по аналогии со сторонниками власти на украинском Майдане», – сообщает уральское издание «Политсовет».

После профанации слушаний  противники застройки акватории создали отдельное движение под названием «Комитет Городского пруда». Его участники собирают экспертные мнения против строительства и проводят различные акции – как протестные, так и вполне «позитивные», например, берутся за руки и «обнимают» любимый пруд. Однако, несмотря на мирное поведение протестующих, недавно избранный губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев (на тот момент – врио губернатора) в конце прошлого месяца прямо назвал их «общественными террористами».

В начале сентября вновь усилилось наступление на противников столь радикального изменения облика города – участника пикета против строительства Храма-на-воде Ярослава Ширшикова вызвали в Следственный комитет под предлогом того, что сделанный им плакат может «оскорблять чувства верующих».

«Формально, если я не ошибаюсь, все официальные этапы уже пройдены, и решение принято. Народ протестует, но власти обзывают людей «общественными террористами» и «моральными инсургентами». Сейчас единственной надеждой может стать только публичный отзыв решения и начало всех процедур заново. В начале месяца появился информационный вброс, что власти предложили «кошелькам» проекта Алтушкину и Козицину рассмотреть иные места для строительство этого сооружения. Однако, по данным опроса в местном эфире «Эха Москвы», ни один из голосовавших этому не поверил, и все считают, что это было лишь попыткой пиара Куйвашева перед недавними губернаторскими выборами», – сообщил нашему сайту другой екатеринбургский активист Анатолий Свечников.

Храм-на-костях

На самом деле, это далеко не первый случай противостояния Екатеринбургской епархии и жителей города. Еще в 2005 году Миссионерский отдел, возглавляемый на тот момент священником Владимиром Зайцевым, выдвинул инициативу о восстановлении взорванного большевиками Богоявленского кафедрального собора на современной Площади 1905 года, где до сих пор возвышается памятник Ленину. Дискуссия разгорелась с новой силой, когда три года спустя, во время плановой перекладки брусчатки на площади строители обнаружили кости из захоронений, находившихся до революции на кладбище рядом с собором. Узнав об этом, некоторые священники епархии устроили чуть ли не круглосуточное дежурство, и готовы были бросаться под экскаваторы, обнаружившие те самые останки.

Однако «стояние у костей» и еженедельные молебны «под Лениным» эффекта не возымели – идея восстановления собора не нашла тогда поддержки не только у уральцев, но и у городских властей. Нужно отметить, что отношения тогдашнего мэра Екатеринбурга Аркадия Чернецкого с уже упомянутым Миссионерским отделом были из рук вон плохие. Священник Зайцев был известен своими скандалами, нападками на руководство крупнейших уральских вузов, задержаниями милицией и даже потасовками с последней.

Ситуация несколько изменилась, когда в ноябре 2008 архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий снял Зайцева с занимаемого поста. Новое руководство Миссионерского отдела скандалами не отличалось, специализировалось на социальных и образовательных проектах (к слову сказать, весьма высокого качества), а потому отношения епархии и городской общественности постепенно нормализовались. Однако продолжалось это недолго.

Храм-на-фонтане

В 2010 году епархия неожиданно выступила с новым проектом. На этот раз инициатива исходила уже не от конкретного отдела, а от самого архиепископа Викентия, и заключалась она в восстановлении еще одного разрушенного собора – храма Святой Екатерины на современной площади Труда. Эту идею горячо поддержал ставший тогда губернатором области Александр Мишарин.

На данный момент площадь Труда представляет собой один из немногих оставшихся в центре города зеленых островков – излюбленное место отдыха молодежи. Там находятся клумбы, скамейки, фонтан «Каменный цветок», а также памятник основателям Екатеринбурга Татищеву и де Генину. К слову, святая Екатерина тоже увековечена на этой площади – правда, только в виде небольшой часовни.

Противники застройки площади справедливо возражали, что этот участок земли слишком мал для постройки храма, и нет никакого смысла уничтожать излюбленный горожанами оазис, да еще в шаговой близости от знаменитого Храма-на-крови, старейшей Вознесенской церкви и храма «Большой Златоуст», восстановление которого в те годы шло полным ходом. В Екатеринбурге начались митинги в защиту фонтана, одним из организаторов которых стал нынешний соратник Алексея Навального, а в то время – депутат Екатеринбургской городской Думы Леонид Волков. Как и сейчас вокруг центрального пруда, люди водили хороводы вокруг фонтана, устраивали праздники с воздушными шарами и иным образом демонстрировали свою любовь к этому уголку.

В ответ на это архиепископ Викентий в эфире официального телеканала епархии «Союз» выступил с резкой критикой противников возведения храма, а акции назвал продолжением «богоборчества, которое было в годы атеизма» и заявил, что «богоборцев» ожидает «наказание божие на протяжении семи поколений». Горожане приняли архиерейские проклятья на свой счет, в результате чего противостояние обострилось еще больше. Волна народного недовольства была так сильна, что идею пришлось отложить.

К слову, в тот период против строительства храма на площади Труда выступили и многие православные верующие. Их аргументы сводились к тому, что в некоторых районах города, к примеру, в Ботаническом, вообще отсутствовали храмы, тогда в центре города их было вполне достаточно. К тому же уже упомянутая Вознесенская церковь, являющаяся объектом культурного наследия, отчаянно нуждалась в реставрации, и эта задача воспринималась «православными диссидентами» гораздо более актуальной, чем строительство новой церкви на месте городского мини-парка.

«Чувства верующих»

После начала русско-украинской войны в 2014 году, и окончательного превращения РПЦ в механизм государственной пропаганды сращение церкви и государства стало настолько полным, что у горожан практически не осталось возможностей добиться отмены тех или иных епархиальных инициатив. Знаковым для Екатеринбурга стало «дело Руслана Соколовского» – блогера, осужденного за «ловлю покемонов» в Храме-на-крови. 22-летний юноша провел несколько месяцев в СИЗО, после чего 11 мая 2017 года Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга приговорил Соколовского к 3 годам и 6 месяцам лишения свободы условно. 7 июля того же года Свердловский областной суд сократил ему условный срок до 2 лет и 3 месяцев.

Из экспертного заключения, которое легло в основу приговора, следует, что Соколовский совершил преступление, «отрицая существование бога». Зачитывая приговор, судья Екатерина Шопоняк перечислила доводы экспертов: «во всех роликах содержится отрицание существования бога», «отрицал существование Иисуса и пророка Мухаммеда», «наделял Иисуса Христа качествами ожившего мертвеца — зомби» и «качествами покемонов — представителей бестиария японской мифологии, тем самым совершил преступление, предусмотренное статьей 148 УК РФ». Также судья отметила, что блогер в роликах «оскорбил многочисленные чувства социальных групп не только в речевой форме, но и двигательной активностью лица» и «формировал мнение, что в России царит мракобесие и произвол». Как говорится, комментарии излишни.

Неизвестно, получится ли сегодня у общественных активистов Екатеринбурга отстоять десятилетиями сложившийся исторический облик своего города. Однако не стоит удивляться тому, что Храм-на-воде, костях или прочих субстанциях все же может появиться даже вопреки воле большинства горожан, а протестующие могут быть подвергнуты преследованиям за «общественный терроризм» или «двигательную активность лица», что в современной России, в принципе, одно и то же.