podmoskovje

Возможен ли подмосковный регионализм?

Ярослав Бутаков

podmoskovje

А откуда вообще взялось такое название – Подмосковье? Ведь нету же «Подпетербуржья», «Подворонежья», «Подпсковья» и т.д.! А вот «Подмосковье» почему-то есть.

Хотя – и это почему-то характерно для русского языка – уточняя местоположение какого-либо населённого пункта относительно известного города, мы почти никогда не говорим «около Ростова», «около Курска», но как правило «под Ростовом», «под Курском» и т.д. и т.п. То есть мы привыкли, что мелкие города и сёла находятся обязательно под чем-то более крупным, в подчинённом, приниженном положении. Иерархия традиционной российской вертикали власти породила иерархию поселений. Ну, а на самом верху этой иерархии находится Москва, поэтому применительно к её окрестностям даже устоялся специфический уничижительный термин – «Подмосковье».

Поэтому-то Московская область пока никем не воспринимается как особый, отличный от столицы регион. Все видят в нём лишь придаток к Москве. И главный вклад в такое позиционирование принадлежит самому населению области. С советских времён заветной мечтой всех жителей Подмосковья было перебраться в Москву да поближе к центру. А жители Ближнего Подмосковья мечтали о том, чтобы их населённый пункт за МКАДом прирезали к Москве при очередной административно-территориальной реорганизации. Почему? Потому что в Москве лучше снабжение, социалка, пенсии и т.п.

И вот такое колониальное положение Московской области по отношению к метрополии – Москве – в постсоветское время не только сохранилось, но стало ещё более подчёркнутым.

Для приезжих из других регионов РФ и из-за её рубежей Московская область видится только неким промежуточным этапом на пути в вожделенную Москву.

А извлекает ли Московская область какие-либо выгоды от близости с Москвой?

Отношение Москвы к области как к колонии или, точнее сказать, как к своей хорé*, ярко выразилось в следующих вещах, активно практиковавшихся с 50-60-х годов прошлого века. Первое – это отвод земли для загородных дач москвичей. Второе – работа множества специализированных сельскохозяйственных предприятий под Москвой. Их продукция сперва поставлялась в Москву и потреблялась там, и только её остатки, и то очень редко, доходили назад, до жителей области. Третье – размещение под Москвой различных московских производств, отраслевых научно-исследовательских институтов и т.п., под нужды которых опять же отводились земли области, причём отнюдь не худшие.

Стало привычно, что областные органы власти безропотно давали согласие на любые требования Москвы. Впрочем, иногда даже и формального согласия не спрашивали.

Короче, Московская область была начисто лишена даже той тени субъектности, которой худо-бедно пользовались другие регионы, не столь близкие к столице.

moscow-newАпофеозом же колониальной политики Москвы стало отжатие у Московской области её самых лучших в рекреационном отношении территорий на юго-западе, превышающих площадь самой Москвы в полтора раза. И, по советской традиции, область послушно взяла под козырёк, получив требование из столицы.

Новая Москва фактически разрезает территорию области надвое, что естественным образом затрудняет управление.

Наверное, самым честным было бы полное объединение Москвы и области в один субъект федерации. Но Москва этого как раз не хочет. Ей не под силу создать по всей области качество жизни столичного уровня. А вот использовать область как земельный и трудовой резерв для различных нужд столичного бизнеса – это в самый раз.

Характерно, что расширение Москвы произошло совсем не в том направлении, где расположено подавляющее большинство жителей области из тех, что ежедневно ездят на работу в Москву, а в противоположном. Города-спутники Москвы давно стали спальными районами столицы, где практически отсутствуют возможности местного трудоустройства. Однако по юридическому статусу эти города отличаются от аналогичных по функциям районов Москвы.

Полагаю, что жители Мытищ, Балашихи, Реутова, Электростали, Ногинска, Люберец, Котельников, Жуковского, Подольска и других крупных городов области, расположенных в основном к востоку и югу от Москвы, были бы не против их административного объединения с Москвой. Но нет, Москва собирается прирастать лучшими землями Подмосковья, а население ближайших больших городов области по-прежнему рассматривается столицей как внемосковский резерв рабочей силы, практически не отличающийся по статусу от гастарбайтеров.

Вся транспортная система Московской области завязана на Москву и развивается только в этом вертикально-радиальном направлении, но не в горизонтальном. Чтобы быстрее добраться, скажем, из моих Люберец в соседний Домодедовский район, приходится ехать через Москву или, по крайней мере, по МКАДу. Вероятно, 90% или больше пассажиропотока московских пригородных электропоездов это челночные суточные перевозки рабочих и служащих в Москву и обратно в условиях, невообразимых для современной цивилизованной страны (см. фото).

Совершенно естественно, что и давние жители Ближнего Подмосковья («Замкадья»), работающие в столице, тоже мечтают перебраться в Москву, поближе к месту своей работы. Пусть они родились и всю жизнь прожили где-нибудь в Раменском или в Химках, их экономические интересы лежат вне малой родины, в столице. Область для них это тоже промежуточный этап на пути к обретению желанного жилья в столице, которого ни они, ни их дети могут никогда не добиться.

Хотя очевидно, что интересы Москвы и Московской области сейчас диаметрально противоположны, сами жители области, в массе своей, рассматривая себя как «без пяти минут москвичей», не сознают этого. Конечно, это их иллюзия, так как подавляющему большинству из них, как и их детям, не светит сменить свою подмосковную прописку на столичную. Новая Москва предназначается не для них. И правильнее было бы им начать оценивать свои интересы с позиций постоянных обитателей, а не временных гостей Московской области.

Поскольку само понятие «подмосковный» основано на заведомом принижении статуса, на колониальном фундаменте, никакой «подмосковный регионализм» при такой гастарбайтерской психологии принципиально невозможен. А вот московский областной регионализм, основанный на осознанных (если таковое когда-нибудь произойдёт) долгосрочных интересах развития экономики области не как придатка к бизнесу столичных госкорпораций, но самостоятельной единицы, не только принципиально возможен, но и необходим. От него выиграет и сама Москва, задыхающаяся ныне от перенаселения и в транспортном коллапсе.

И всё-таки, поскольку Москва долго ещё останется единственным центром экономического притяжения для близлежащих районов, приемлемое решение московской региональной проблемы представляется таким:

  1. Прекращение реализации плана «Новой Москвы» или «Большой Москвы» – расширения в юго-западном направлении.
  2. Включение в один субъект федерации с Москвой городов-спутников, находящихся к Москве ближе 30 км от МКАД (по аналогии с тем, как многие города-спутники Санкт-Петербурга объединены с ним в один федеральный столичный округ).
  3. Разукрупнение самой Московской области. Поскольку на остальной территории области проживает народу примерно столько же, сколько в четырёх субъектах РФ таких, как, скажем, Псковская область, возможен раздел Подмосковья на несколько новых областей с центрами в старинных городах нынешней Московской области (например, Коломна, Серпухов, Можайск, Сергиев Посад). Коломенская или Сергиево-Посадская область звучит неплохо, и исторические основания для региональной самоидентификации у них есть!
  4. Возможно присоединение отдалённых районов Московской области к соседним областям, к которым они тяготеют исторически, так как до 1920-х годов эти районы не входили в Московскую губернию. Так, Егорьевский, Луховицкий, Зарайский и Серебряно-Прудский районы могут быть переданы в Рязанскую область, Шатурский – во Владимирскую, Каширский – в Тульскую, Шаховской и Лотошинский – в Тверскую, и т.д.

___________________________

*Хорá – в Древней Греции аграрная округа полиса, где неполноправное население обрабатывало землю для нужд граждан полиса.

  • Pingback: Milana Travis()

  • Maxim Lisitsky

    Нафига эти “подмосковные” области? Надо объединять область и Москву в один субъект с республиканским статусом (своя конституция/президент и тд). А внутреннее деление проводить на основе московского.

    • Vadim Shtepa

      Это будет просто экспансия московского централизма. Эксперимент “большая Москва” устраивает?

      • Maxim Lisitsky

        “большая москва” имеет республиканский статус?

        • Vadim Shtepa

          Республиканский статус в нынешней РФ сугубо формален. Пример – Карелия, которая номинально республика, но самоуправления никакого нет. Вопрос не в формальном статусе, а в том, чем и почему московский регионалистский проект будет более привлекателен для местных жителей, чем имеющийся имперско-столичный? И давай лучше не обсуждать эту тему в комментах, а напиши на нее статью. )

  • Елена Шеломенцева

    Помнится, а детстве я слышала, что мой дед начал войну “под Москвой”. Я себе так буквально и представляла, что он воевал против немцев в каких-то подвалах, катакомбах, тоннелях, тем более что до этого я впервые увидела метро.