matilda

Разрыв по шкале времени

НЕЕДИНАЯ РОССИЯ – 3

Игорь Яковенко

matilda

Раньше империи разламывались по пространственным границам. Главный разлом сегодняшней России – по шкале исторического времени.

Есть уже ставшая классической концепция Натальи Зубаревич о «четырех Россиях»: «первая Россия» – страна больших городов (Москва, Питер плюс еще десяток миллионников), «вторая Россия» – средние промышленные центры, в том числе моногорода, «третья» – это периферия, села и малые города, и «четвертая» – республики Северного Кавказа и Юга Сибири.

Эта концепция приобрела широкую популярность после «белоленточного» протеста 2011-2012 годов, поскольку в том числе вносила уточнения в попытки противопоставить Россию «Болотной и проспекта Сахарова» и Россию «Уралвагонзавода».

Концепция Зубаревич и сегодня не утратила свою актуальность и по-прежнему точно отражает многоликость России в пространстве. Но еще большую актуальность приобретает другой фактор. Россию разносит на куски историческое время, поскольку разные «части» путинской империи отстоят друг от друга на десятки, а то и на сотни лет. Причем, локализация разных «Россий» по временной шкале не совпадает с ее пространственной локализацией. Федеральным законом «Об исчислении времени» установлено 11 часовых зон. Когда в Калининграде завтракают, на Камчатке садятся ужинать. Разница во времени – 10 часов. Разрыв в историческом времени, в котором пребывают отдельные части России – несколько десятилетий, а в отдельных случаях и несколько веков.

Историческое время рвет путинскую Россию на шесть кусков. Границы между ними не совпадают с административными границами Российской Федерации. В одном городе рядом живут люди из совершенно разных исторических времен.

Россия № 1. Время советское. Тип человека: «совок правильный, казенный»

Это самый большой кусок путинской России. Он составляет большинство населения почти во всех субъектах Российской Федерации, кроме республик Северного Кавказа. Наиболее характерные типажи «России № 1» – бюджетник, чиновник, пенсионер. Это – главная опора путинской России и основная гарантия воспроизводства режима. В моногородах в этом времени живет почти 100% населения. В городах-миллионниках – существенно больше половины, в Москве и Питере – немного больше половины.

Время для «совка правильного, казенного» осталось советским, то есть, в виде стрелы, устремленной в будущее, но острие этой стрелы стало неразличимо. Куда она устремлена, «совок правильный, казенный» в путинской России уже не знает. В СССР знал, а теперь нет. Потому что не говорят. Раньше по курсу стрелы времени четко читалась надпись «коммунизм», а сейчас ничего прочесть невозможно, все в тумане. И со стрелой индивидуального времени у «совка казенного» тоже произошли какие-то непонятки. Привычная траектория: «школа – вуз – служба – пенсия» вдруг стала подвержена каким-то странным обрывам и сломам. Но «совок казенный» привык полагаться на начальство. А на кого ему еще полагаться? Не на себя же!

В России № 1 смотрят телевизор, и в целом или верят, или считают, что телевизор врет и правильно делает, потому что с нами иначе нельзя. Голосуют за Путина, а на думских выборах за Единую Россию и КПРФ. Могут поворчать на правительство, которое сказало, что «денег нет» и велело «держаться», а за что держаться, не уточнило. При кризисе главной адаптивной стратегией для большинства обитателей России № 1 становится адаптация путем снижения потребностей, меньшинство начинает «вертеться», искать новые источники дохода. Протестный потенциал обитателей России № 1 равен нулю, но при любой заварухе значительная ее часть с удовольствием примкнет к победителю и с еще большим удовольствием затопчет побежденного.

Россия № 2. Время советское. Тип человека: «совок неправильный, люмпенский»

В этом специфическом историческом времени живет примерно каждый четвертый совершеннолетний мужчина, а в целом, от 12 до 15% населения России. Это Россия, в которой время называют «сроком», а пространство – «зоной». Это Россия, в которой к государству принято поворачиваться спиной, нормы права принято игнорировать, а ориентироваться либо на блатные понятия, либо вообще не соблюдать никаких норм. Ядро популяции в России № 2 составляют те 25% взрослых мужчин, которые прошли через места лишения свободы.

Они сами, как правило, не голосуют, но та субкультура, которую они воспроизводят, во многом создает электоральную базу ЛДПР. Неслучайно доля голосующих за эту партию существенно повышается в тех регионах, где по статистике наибольший процент отсидевших. Вот результаты последних думских выборов с максимальным результатом «партии люмпенов»: Амурская область – 29% за ЛДПР, Забайкальский край – 26,4%, Хабаровский край – 25%, Еврейская АО – 22%, Камчатка – 21%, Красноярский и Приморский край – по 20%, Новосибирская область – 19%.

В последние 10-15 лет Россия № 2 получила новый импульс для своего развития. Возникли сетевые бандитские объединения в интернете, в которых культивируется АУЕ («арестантский устав един») – адаптированный для подростков свод уголовных «понятий». По данным СКР, в 18 регионах России (Забайкальский, Ставропольский края, Бурятия, Татарстан, Иркутская, Челябинская область и др.)  под влиянием АУЕ находится большинство школ, о чем, в частности, свидетельствует наличие в школьных столовых отдельных столов для «опущенных» детей и подростков. Кадровая политика уголовного мира в путинской России становится более изощренной, чем во времена Ельцина и в советский период, что вполне может привести к разрастанию России № 2 прежде всего за счет России № 1.

В 2014 году Россия № 2 получила предложение послужить режиму в войне против Украины. Предложение было услышано и принято. Десятки тысяч моторол поехали убивать. Вернулись не все, но те, кто возвращается, принесли с собой войну в Россию. Сегодня именно Россия № 2 стала основным источником того массового насилия и вандализма, которое катится по городам страны. Протестного потенциала у этой части России нет, но, если что, в погромах ее представители будут первыми.

Россия № 3. Время сельское, циклическое. Тип человека – см. повести Белова-Распутина, а также Чехова («Степь», «Мужики» и пр.)

Это не только села. В городах на режим существования, характерный для России № 3, переходит часть пенсионеров и даже часть бюджетников. Значительную часть России № 3 составляют безработные. В этой части России время фактически остановилось. Будущего нет. Безысходность. Апатия. Безразличие. В лучшем случае режим выживания. В худшем – опускание на дно. Новости, политика, книги, СМИ – все это не существует. Россия № 3 по разным оценкам – это 20-22% путинской России.

Россия № 4. Внутреннее исламское государство

Путинское ноу-хау борьбы с терроризмом: не можешь его победить – сдайся, локализуй в пределах одной группы регионов и плати дань. В итоге на территории светского государства образован анклав, фактически живущий по шариату. Пока нефтяной дождь позволял исправно платить дань, был шанс на локализацию этого анклава. Хотя, с начала «десятых» годов Исламское государство внутри России все чаще предпринимает попытки распространить свое влияние на все остальные части страны. И это не только амбиции главы Чечни. В социальных сетях, например,  активно действует общество «Карфаген», члены которого заявляют, что будут «закапывать» тех девушек-чеченок, которые ведут себя «не как чеченки». Расправа грозит тем, кто собирается замуж за неверного или просто выходит из дома без платка.

Внутреннее исламское государство, образование которого для путинского режима было шагом вынужденным, впоследствии пришлось как нельзя впору, поскольку эту часть России оказалось весьма удобно использовать для разовых поручений в диапазоне от устрашения оппонентов режима до их физического уничтожения.

Россия № 5. Средневековье. Христианское государство

В этой части России время также остановилось. Его просто не существует. Россия № 5 есть образование сугубо рукотворное. Запрос на ее возникновение – целиком дело власти. Именно власть целенаправленно формировала «культ традиции» и «культ иррационализма»: все эти «скрепы», «ребра святых», все эти «нооскопы», «телегонии» и прочий мракобесный бред.

Это радикальное отрицание модерна, неприятие и подозрительное отношение к интеллигенции характерно для всех режимов фашистского типа, к которым путинский режим, несомненно, относится. Оформление России № 5 происходит на наших глазах в борьбе с кинофильмом «Матильда». Прямо сейчас формируются очертания этого весьма специфического анклава России, определяется его место в системе и субординации элит, в распределении бюджетных потоков. Главная цель и смысл существования России № 5 – это борьба с той единственной частью России, которая живет в 21 веке. А именно, с Россией № 6.

Россия № 6. Время: наши дни. Антропологический тип: россиянин, желающий стать европейцем

Размер популяции, обитающей в России № 6, колеблется в весьма широких пределах: от 15 до 23% общего поголовья россиян. Около 30% России № 6 находится в Москве, еще 10% – в Питере, остальные довольно тонким слоем размазаны по всей остальной России. Россия № 6 – это не те пресловутые 14% несогласных, хотя находится с этими 14-ю процентами в отношении сильного пересечения. Россия № 6 по своему политическому поведению делится на две части: на тех, кто «знал, что вертится Земля, но у него была семья» и тех, кто, несмотря на наличие семьи, все-таки продолжает публично опровергать систему Птолемея.

Путинский режим фактически объявил России № 6 войну на уничтожение. Меланхоличное поедание Сечиным Улюкаева – это кости лояльной части России № 6 трещат под гусеницами России № 1. Атака Поклонской на Учителя, а теперь уже и на Мединского – это война России № 5 против той же России № 6. С протестной частью России № 6 поступают жестче и грубее. Убивают как Немцова, калечат и избивают как Навального и Ляскина, выдавливают за рубеж, как Каспарова, Пионтковского, Бабченко и Латынину.

Потенциал развития есть только в России № 6. Целенаправленное уничтожение этого анклава России, живущего в современности, вполне может увенчаться успехом. И это не приведет к автоматической смерти путинской империи, хотя судьба ее в этом случае будет печальной, зато непродолжительной. Примерно, как печальная судьба петуха Майка, который после того, как его хозяин, фермер из штата Колорадо, отрубил ему голову, желая приготовить себе ужин, остался жив. И даже пытался кукарекать еще целых полтора года, в течение которых умудрился набрать вес. Возможно, интуиция подсказывает Путину, что ампутация мозга есть единственный способ сохранить имперский характер России и свою власть над ней. Весь вопрос в том, насколько судьба безголового петушка, который был лишен даже элементарных цыплячьих радостей, устроит россиян.

P.S. Любые рифмы типа «Россия № 6» – «палата № 6» автор данного текста считает неуместными и обидными, хотя, конечно, жить в России и желать быть европейцем – это отдает некоторым безумием…

  • Serge Chebanov

    1 и 2 пункт – у них нет четких границ. 6-й пункт – намного меньше в размерах, в 20% населения я не верю. Рейтинг крымнаша 90%, поэтому в вашем 6 пункте будет от силы прцентов 5. 4пункт – про Чечню конечно верно, но удивительно, что вы забыли написать про мусульманский мир внутри России. Он не заканчивается Кадыровым, он сложен и многогранен, во многом это светский ислам, и но у него единственного есть жизнеспособные элиты и активисты. Этот мир живет во всех мусульманских республиках России, кроме Чечни и Ингушетии. Протестный потенциал и неприятие Москвы и русского мира там колоссальное, но вы, Игорь, почему то не пишете об этом. Печально что даже в ваших словах наблбдается имперство – когда вы просто не замечаете национальеые элементы народов России.

  • Leonid Riefenstuhl

    Да, похоже на правду. Разве что, Мединского (и Учителя, и еще многих) я не спешил бы относить к России №6. Они болтаются между №1 и №6.

  • Victor Prachenko

    Очень точный анализ. Не берусь обсуждать цифры, со всем остальным почти согласен. Почти, поскольку несколько покоробило то, что Игорь Александрович включил в Россию 1 пенсионеров. Тогда, к какой России он относит самого себя? Ведь по его представлению в FB он сам пенсионер. Конечно это шутка. Но главное, именно многие сегодняшние пенсионеры составляли большинство на улицах Москвы и многих других городов России в конце 1900-х – начале 1990-х. Именно их усилиями была ликвидирована 6-я Статья Конституции СССР, затем последовал Август 1991. И многие из них не поменяли свои убеждения и сегодня не испытывают ностальгии по “совку”. Просто их жизнь изрядно побила, “реформы” с приватизацией по рецептам “европейцев” Гайдара – А.Чубайса многих из них опустили на самое “дно” социальной жизни. Да и знают они на собственном опыте, что в пост-сталинском СССР не все было “совковое”, например – образование, наука, культура, здравоохранение опущенные через 26 лет ниже плинтуса. Промышленность тоже производила до начала 1970-х годов на только вооружение, но высокотехнологичные изделия, вполне приличные по тому времени – свои собственные гражданские самолеты и компьютеры, телевизоры, холодильники, радиоприемники и стиральные машины,