dobron

Немного о венграх в Закарпатье, или Что надо делать, когда тебя действительно волнует судьба соотечественников за рубежом

Андрiй Третяк

К написанию этой статьи меня побудили некоторые тезисы из известных теледебатов Гиркин vs Навальный, а точнее идея о русских как крупнейшем разделенном народе Европы и предлагаемые методы ее решения. И если с Гиркиным все понятно: “необходимо восстановить естественные границы проживания великого русского народа, состоящего из 3-х частей”, то Навальный подает ту же точку зрения более либерально, но в сущности аналогично: “…мы должны, конечно, помогать русским в других государствах, мы должны всегда помнить, что русские – крупнейший разделённый народ Европы”.

При этом он готов осуждать Гиркина только за то, что тот “убивал некомбатантов” (то есть убивать военных другой страны в этой самой стране последнему как бы можно), а ведение Россией войны в Украине не допустимо лишь из меркантильных соображений, так как это “уничтожает экономику России”, а вовсе не с правовой или гуманистической точки зрения. Вот собственно и все. Какими бы благими намерениями не прикрывались наши персонажи, метод решения проблем русских за рубежом у них один – война, захват украинских (пока только украинских) территорий и объединение русскоязычных под одной рукой. А бывают ли другие способы? И мой ответ – да.

Еще в предыдущей статье об особенностях процесса децентрализации Украины, я обратил внимание на роль венгерской общины в развитии местной громады в селе Великая Добронь на Закарпатье, а конкретнее, ее участие в финансировании выполнения ремонта сельских улиц. В самой статье об этом не упоминается, так как она немного о другом, но сейчас об этом рассказать в самый раз.

Итак, что же собой представляет Великая Добронь? Это самое большое венгерское село в Украине. Там проживает более пяти тысяч этнических венгров. И вот, как у нас часто бывает, не дождавшись помощи в дорожном вопросе от государства, местный предприниматель Йожеф Рати создал общественную организацию “Региональное развитие Великой Доброни”, которой удалось связаться с венгерской организацией-фондом “Поддержка малыx городов”, частично и профинансировавшей дорожное строительство в селе. Дальше – больше. Оказывается рассмотренный пример не единственный. Вот как выглядит Великая Добронь с высоты:

dobron

Все эти длинные белые сооружения конечно же теплицы. Село живет за счет сельского хозяйства – выращивания овощей. И деньги на его развитие это, в первую очередь, гранты, предоставляемые правительством Венгрии. И такое можно увидеть не только в Великой Доброни. Таких сел вдоль венгерской границы десятки и в них проживают около 150 000 этнических венгров, а это 12% жителей всего Закарпатья. И большинство из них также получают от Будапешта гранты и беспроцентные кредиты. Картину дополняет и то, что правительство Венгрии постоянно убеждает Украину предоставить право этническим венграм Закарпатья иметь двойное гражданство (при том, что большинство там его и так имеют).

Сопоставив все вышеизложенное, впору бить тревогу и изо дня на день ждать венгерских “зеленых человечков” в Ужгороде. Тем более примеры, как это все происходит у нас, уже есть и напоминать их, я думаю, не требуется. Масла в огонь подливает и кремлевская пропаганда, которая любые события, связанные с деятельностью венгерских общин и поддержкой последних со стороны Венгрии, освещает как намерение закарпатских венгров отделиться от Украины. Даже  территориальные претензии венгерской праворадикальной партии Йоббик постоянно выдаются за позицию официального Будапешта.

Но одной лишь пропагандой здесь дело не ограничивается. Праворадикалы из Йоббика  активно сотрудничают с Москвой. Как пример можно привести депутата от Венгрии в Европарламенте Бейлу Ковача, в 2014 году задержанного венгерской прокуратурой по подозрению в шпионаже на пользу России. Так вот, этот товарищ, помимо всего прочего, имел свой офис в Берегово Закарпатской области, куда неоднократно наведывался сам глава Йоббика, Габор Вона.

На самом деле все их идеи – не более, чем имперские фантомные боли, а также мечты о Великой Венгрии – гипотетической прародине венгров, точное местоположение которой, правда, никому достоверно не известно. Зато известно, что до 1920 года Закарпатье входило в состав Венгрии (до этого Австро-Венгрии) и только поражение последней в Первой мировой войне привело к подписанию Трианонского договора и переходу этого региона в состав Чехословакии. Но жажда реванша – это свойство, присущее всем бывшим империям и Венгрия здесь не стала исключением. С началом Второй Мировой Войны, по политическому решению Венских арбитражей Трианонский договор был аннулирован, а уже 18 марта 1939 года Закарпатье было полностью оккупировано венгерскими войсками. Примечательно, что в этот период произошла еще одна попытка провозглашения украинской независимости, на этот раз в виде Карпатской Украины.

Собственно, ничего удивительного в таком развитии событий нет, ведь украинцы в Закарпатье на протяжении всего ХХ века были национальным большинством. Как свидетельствует перепись населения, проведенная в Австро-Венгрии в 1910 году, в Закарпатье проживало 62% украинцев. Но история Карпатской Украины была недолгой и закончилась, как уже было сказано, повторной венгерской оккупацией. И только с приходом Советской армии в 1944 году, установилось по сути нынешнее положение вещей –  была провозглашена  Закарпатская область, вошедшая в состав УССР.

Не всем такие расклады нравятся и нынешние инициативы того же Йоббика, по сути, очень сильно напоминают  деятельность венгерских диверсионных отрядов “Сабадчапаток”, сформированных в 1938 году из шовинистически настроенной молодежи для борьбы за объединение Венгрии. Правда нынче обходится без терактов. Вот и находят венгерские праворадикалы общий язык с кремлевскими имперцами – обоим реваншистская мозоль покоя не дает. Причем их интересы по поводу украинских земель настолько совпадают, что даже публикуемые “карты раздела Украины” (все же их видели?) выглядят напечатанными в одной типографии. К счастью, правительство Венгрии от всей этой деятельности всячески отгораживается. Для чего же тогда все это делается? Призывы к двойному гражданству, материальная поддержка местных венгерских общин, что это?

“Мы хотим, чтобы венгры Закарпатья смогли сохранить свой язык, культуру, традиции, идентичность. Чтобы оставались на родной земле. Чтобы им не надо было ехать за границу для улучшения жизни”, – утверждает первый заместитель Закарпатской областной Рады, заместитель председателя “КМКС” (Партии Венгров Украины) Иосиф Борт.

Ему вторит и глава Закарпатской ОГА Геннадий Москаль: “Политика Венгрии очень проста и понятна для нас. Но непонятна для тех, кто ни разу не выезжал даже из своего села. Но знает, что закарпатцы ярые сепаратисты. И сторонники, как отдать Закарпатье Венгрии. Венгрия не хочет. Ей невыгодно экономически, чтобы венгры Закарпатья переезжали в Венгрию, это нагрузка на пенсионный фонд, это нагрузка на рабочие места. Они помогают, не выбирают, ты венгр, или ты не венгр. Они помогают и украинским селам, и венгерским селам”.

Вот о чем речь. Правительство Венгрии помогает заграничным венграм и экономически, и политически – в достижении культурной автономии без претензий на автономию территориальную и при этом еще решает свои внутренние задачи – исключает, или хотя бы ограничивает массовую миграцию венгров на историческую родину. Многие у нас не понимают этого. Люди видят только материальную помощь и немаленькую, оказываемую венгерским общинам. И никто не обращает внимания, что гранты выдаются на определенных условиях.

Так, например, Калман Годор из той же Великой Доброни, получил от Венгрии грант в сумме 200 тыс. гривен на развитие тепличного бизнеса при условии, что он не покинет село в течении ближайших пяти лет. Также Будапешт поддерживает и изучение венгерского языка. В Закарпатье действуют 97 полностью венгерских школ и пять ВУЗов.

Учитесь, блюстители “русского мира”, свой язык можно отстаивать не только с автоматами. Почему-то только у вас постоянно возникают претензии по поводу ущемления “великого и могучего”. А меж тем Украина подписала Европейскую хартию региональных языков еще в мае 1996 года, а 15 апреля 2003 года принят закон “О ратификации Европейской хартии региональных языков”. В том же Закарпатье в рамках реализации закона “Об основах языковой политики” особый статус имеют венгерский, румынский и русинский языки. Чем местные венгры при поддержке официального Будапешта с удовольствием и пользуются. И здесь, как мы видим, все процессы происходят в рамках заявленного курса на развитие венгерской культуры и никакого намека на территориальные претензии со стороны Венгрии нигде не встречается.

Пока не встречается. У нас нет гарантий, что в будущем к власти в Будапеште не придет такой же “Гиркин” в лице Габора Воны или еще кто-то из тех, которые только и мечтают, что вернуть Венгрии границы, какими они были до 1920 года. И что тогда мы сможем предложить венгерской общине Закарпатья в качестве альтернативы? Выход только один – надо у себя строить такие условия жизни, при которых ни у кого не возникнет желания никуда переезжать, хоть всем регионом, хоть в одиночку.