Закольцованная история

Вечером 7 августа в Твери обрушилось здание речного вокзала. Это строение до сих пор считалось главным символом города. Вокзал построили в стиле сталинского неоклассицизма в середине 1930-х годов. Речное пассажирское сообщение прекратилось в Твери в 2000 году, и вокзал не использовался. Прежде с него можно было добраться по Волге  до Ржева и Углича, останавливались  большие теплоходы.

Галерист Гельман открыл было в 2011 году на бывшем вокзале центр современного искусства «Тверца». Там были  фестиваль современного искусства «Верь в Тверь» и выставка «Россия для всех». Однако аварийное состояние здания не позволило продолжить эту деятельность. И вот памятник регионального значения рухнул.

Построен был вокзал на том месте, где когда-то стоял Отроч монастырь. В нем велось тверское летописание. Как пишут в путеводителях, там «жили известные русские святые», и называется прежде всего два имени – писателя-богослова Максим Грека и митрополита Филиппа Колычева. Однако слово «жили» звучит как некоторый эвфемизм. Максим Грек был туда сослан в 1531 году. Что же касается непримиримого борца с опричниной Филиппа Колычева, тот был не просто сослан, а и убит в этом монастыре. Во время новгородского похода в 1569 году царь направил в монастырь к Филиппу Малюту Скуратова попросить у него благословения на поход, но тот отказался. По сообщению жития, 23 декабря Малюта задушил святителя Филиппа. Тело святителя было погребено у алтаря монастырского собора, а в 1591 году перевезено на Соловки, где в свое время Колычев в монастыре на скудной северной земле создал чудеса цивилизации по тогдашним временам – гидротехнические сооружения, сады небывалой урожайности, возможности для занятий наукой. .Но и там в итоге не дали покоиться праху легендарного мужественного священника – в 1652 году увезли этот прах в Москву.

Монастырь был закрыт в ноябре 1918 года, но традиция осталась – в помещениях устроили исправительный дом. В 1930-е же снесли вообще все постройки, кроме Успенского собора, вид которого многие десятилетия мирно соседствовал с выстроенным зданием речного вокзала, олицетворявшим величие советских свершения.

Когда эти свершения рассыпались в прах, были попытки приспособить вокзал под музей  – сначала под  Музей воинских традиций, а затем под Музей ужасов.

При изучении российской истории неминуемо бросается в глаза сходство некоторых событий времен Ивана Грозного и времен Иосифа Сталина. Последний, как известно, почитал первого и стремился обелить его образ. Вместе с тем, похоже, советский вождь старался превзойти славой грозного самодержца и оставить о себе в веках еще большую славу, в том числе с помощью помпезной архитектуры. В этой связи обрушение одного из ее памятников в регионе, по которому катком катились как опричнина, так и сталинские репрессии, выглядит несколько символичным, как будто история совершила некий круг.