Откуда взять финнов, или строительство новой идентичности

Откуда взять финнов, или строительство новой идентичности

Александр Рыбалка

karjalabutts

Короленко называл из всех национализмов украинский самым бутафорским. Великий гуманист был прав, только ошибся в оценке. «Бутафорскость» национализма – это не его минус, а огромный плюс.

Когда мы говорим об идентичности какого-то народа (нации), то сразу прикидываем:

Что эти люди любят есть? Что пьют? Какую музыку слушают? Кто их – по определению – великие поэты и писатели? Как они одеваются на праздники? Кто их почитаемые исторические политики, «строители нации»?

Украинский националист легко определяем. Он любит есть борщ и галушки, пьет – горилку, разумеется. Слушает «Океан Эльзы» и «Братьев Гадюкиных», по праздникам носит вышиванку. Уважает – Грушевского, Бандеру, Коновальца. Легко можно назвать еще с десяток деятелей украинской культуры (начиная с Котляревского), вокруг которых существует национальный консенсус. В области религии – он скорее всего прихожанин УПЦ (впрочем, не обязательно).

Легко можно определить финна. Финны даже размечтались о том, чтобы ввести некое определение «финскости». В него, как считают некоторые, обязательно должна входить принадлежность к лютеранской церкви…

С «русским проектом» строительство национальной идентичности не получилось. Что должен есть русский националист? Щи и кашу? Не будет – это плохая еда. Пить водку? Даже само такое предположение оскорбительно (хотя «пити горiлку» звучит совсем по-другому, при том же химическом составе). Кто уважаемые политики «русского проекта»? Носители «русской идентичности» равно могут набить друг другу лица и за Сталина (Джугашвили), и за Власова. Даже царь-мученик Николай II-й – вовсе не герой романа, будем уж откровенны. Неувядаемой славой он себя не покрыл. И что носить русскому националисту? Человек в косоворотке помимо фольклорной сцены выглядит нелепо.

Из этого сравнения двух этнически очень близких народов мы видим, что национальная идентичность в первую очередь строится из того, что Короленко называл «бутафорией».

Поэтому будущие обитатели северо-европейских регионов – Ингерманландии, Карелии, Восточной Пруссии и т.п. должны в первую голову озаботиться строительством собственной, причем – привлекательной для внутреннего пользования – идентичности.

Мне приходилось слышать от ингерманландских активистов, что «у нас-де маловато финнов». А будь в Ленинградской области (жестокий оксюморон! Область вокруг Санкт-Петербурга носит даже не имя, а псевдоним Владимира Ульянова!)  миллион финнов – мы уже давно бы построили европейскую республику.

Сразу скажу – миллион финнов взять неоткуда. С Марса они, что ли, высадятся? К тому же в Ингерманландии нужны не просто финны, а те, кто считает Ингерманландию своей родиной.

Выход на самом деле прост – самим стать ингерманландцами. Или жителями Карелии. Сегодня, скажем, бессмысленно реставрировать «классического карела» – жителя сельской местности Северной Европы 19-го века. Современный обитатель Петрозаводска, а также других промышленно развитых городов Карелии не может иметь ту же идентичность, что и крестьянин 19-го века.

Поэтому идентичность – разумеется, на исторической базе – нужно строить самим, подобно субкультуре. Это не делается очень быстро – но в современных условиях развитых средств связи вряд ли займет больше нескольких лет.

Если вы считаете себя ингерманландцем – задумайтесь, какую музыку вы должны слушать? Что должны пить в компании друзей-ингерманландцев? Чем закусывать?

Только не пытайтесь изображать из себя хуторянина 19-го века. Нет, конечно, человек с актерскими задатками способен на многое – вот только людей вы этим не привлечете. «Ингерманландец» – это должно быть стильно и круто. (То же скажу о любой национальной идентичности, которая хочет пойти в массы).

Вернувшись на минуту к истории, отмечу еще один «баг» русского национализма. Он катастрофически «не-крут», негламурен. Сегодняшние носители «русской идентичности» даже согласились на то, чтобы их называли «ватниками». Хуже этого ничего быть не может. «Вышиванка» – это красивая цветная рубашка (фольклорная, бутафорская). Ватник – грязная засаленная одежда для экстремальных, не самых приятных в жизни ситуаций.

Поэтому если хотите создать национальную идентичность – будьте крутыми. Будьте гламурными. Создайте такую бутафорию, чтобы людям хотелось к вам присоединиться.

Когда у вас будет миллион ингерманландцев, или полмиллиона карел, или тысяч 200 «восточных пруссов» – вокруг вас само собой постепенно вырастет республика Северной Европы.

А вокруг «ватника» может вырасти только землянка или барак.