karjalabutts

Откуда взять финнов, или строительство новой идентичности

Александр Рыбалка

karjalabutts

Короленко называл из всех национализмов украинский самым бутафорским. Великий гуманист был прав, только ошибся в оценке. «Бутафорскость» национализма – это не его минус, а огромный плюс.

Когда мы говорим об идентичности какого-то народа (нации), то сразу прикидываем:

Что эти люди любят есть? Что пьют? Какую музыку слушают? Кто их – по определению – великие поэты и писатели? Как они одеваются на праздники? Кто их почитаемые исторические политики, «строители нации»?

Украинский националист легко определяем. Он любит есть борщ и галушки, пьет – горилку, разумеется. Слушает «Океан Эльзы» и «Братьев Гадюкиных», по праздникам носит вышиванку. Уважает – Грушевского, Бандеру, Коновальца. Легко можно назвать еще с десяток деятелей украинской культуры (начиная с Котляревского), вокруг которых существует национальный консенсус. В области религии – он скорее всего прихожанин УПЦ (впрочем, не обязательно).

Легко можно определить финна. Финны даже размечтались о том, чтобы ввести некое определение «финскости». В него, как считают некоторые, обязательно должна входить принадлежность к лютеранской церкви…

С «русским проектом» строительство национальной идентичности не получилось. Что должен есть русский националист? Щи и кашу? Не будет – это плохая еда. Пить водку? Даже само такое предположение оскорбительно (хотя «пити горiлку» звучит совсем по-другому, при том же химическом составе). Кто уважаемые политики «русского проекта»? Носители «русской идентичности» равно могут набить друг другу лица и за Сталина (Джугашвили), и за Власова. Даже царь-мученик Николай II-й – вовсе не герой романа, будем уж откровенны. Неувядаемой славой он себя не покрыл. И что носить русскому националисту? Человек в косоворотке помимо фольклорной сцены выглядит нелепо.

Из этого сравнения двух этнически очень близких народов мы видим, что национальная идентичность в первую очередь строится из того, что Короленко называл «бутафорией».

Поэтому будущие обитатели северо-европейских регионов – Ингерманландии, Карелии, Восточной Пруссии и т.п. должны в первую голову озаботиться строительством собственной, причем – привлекательной для внутреннего пользования – идентичности.

Мне приходилось слышать от ингерманландских активистов, что «у нас-де маловато финнов». А будь в Ленинградской области (жестокий оксюморон! Область вокруг Санкт-Петербурга носит даже не имя, а псевдоним Владимира Ульянова!)  миллион финнов – мы уже давно бы построили европейскую республику.

Сразу скажу – миллион финнов взять неоткуда. С Марса они, что ли, высадятся? К тому же в Ингерманландии нужны не просто финны, а те, кто считает Ингерманландию своей родиной.

Выход на самом деле прост – самим стать ингерманландцами. Или жителями Карелии. Сегодня, скажем, бессмысленно реставрировать «классического карела» – жителя сельской местности Северной Европы 19-го века. Современный обитатель Петрозаводска, а также других промышленно развитых городов Карелии не может иметь ту же идентичность, что и крестьянин 19-го века.

Поэтому идентичность – разумеется, на исторической базе – нужно строить самим, подобно субкультуре. Это не делается очень быстро – но в современных условиях развитых средств связи вряд ли займет больше нескольких лет.

Если вы считаете себя ингерманландцем – задумайтесь, какую музыку вы должны слушать? Что должны пить в компании друзей-ингерманландцев? Чем закусывать?

Только не пытайтесь изображать из себя хуторянина 19-го века. Нет, конечно, человек с актерскими задатками способен на многое – вот только людей вы этим не привлечете. «Ингерманландец» – это должно быть стильно и круто. (То же скажу о любой национальной идентичности, которая хочет пойти в массы).

Вернувшись на минуту к истории, отмечу еще один «баг» русского национализма. Он катастрофически «не-крут», негламурен. Сегодняшние носители «русской идентичности» даже согласились на то, чтобы их называли «ватниками». Хуже этого ничего быть не может. «Вышиванка» – это красивая цветная рубашка (фольклорная, бутафорская). Ватник – грязная засаленная одежда для экстремальных, не самых приятных в жизни ситуаций.

Поэтому если хотите создать национальную идентичность – будьте крутыми. Будьте гламурными. Создайте такую бутафорию, чтобы людям хотелось к вам присоединиться.

Когда у вас будет миллион ингерманландцев, или полмиллиона карел, или тысяч 200 «восточных пруссов» – вокруг вас само собой постепенно вырастет республика Северной Европы.

А вокруг «ватника» может вырасти только землянка или барак.