Зона в РФ – в первую очередь выгодный гешефт

В Кемеровской области арестован начальник ГУФСИН (службы исполнения наказаний) по Кемеровской области. Главный тюремщик Кузбасса Константин Антонкин обвиняется в получении взятки в особо крупном размере.

Взяткой в РФ никого особенно не удивишь. Кемеровская история любопытна лишь как проявление характерного симптома. Из версии следствия известно, что еще в 2012 году подозреваемый побуждений предложил некоему директору строительной фирмы обеспечить заключение государственного контракта на сумму около 60 млн руб. именно с его организацией: «Условия договора предусматривали разработку проектной документации для ремонтно-строительных работ следственного изолятора. За свои услуги он попросил оформить в собственность земельный участок, который он выбрал, и построить там дом. Когда предприниматель согласился, подозреваемый убедил директора строительного управления ФСИН, чтобы контракт был заключен именно с указанной организацией». В переводе с административного языка на человеческий это значит: за очень выгодный подряд Антонкин попросил себе участок и построить на этом участке дом.

Дом был построен, но об этом узнали кемеровские ФСБшники. Что подвигло их побороться с взяточником, неизвестно, но обычно в таких случаях речь идет о неких конфликтах интересов одних силовиков с другими (кто-то кому-то когда-то перешел дорогу). Но учреждения ФСИН уже давно являются довольно лакомым кусочком, где крутятся довольно большие деньги. Стремительно развивается ФСИНовский бизнес. Это и госзаказ – копеечный труд зэков используется для изготовления модулей для детских площадок, мебели, которую потом ставят в госучреждениях, пищевой продукции и т.д. Существуют договоры между руководством ФСИН в разных регионах и некими сельхозпроизводителями, которым не хватает рабсилы. Главы тюрем и колоний уже не стесняются рапортовать о прибылях и хвалиться бизнес-успехами на разных экономических тусовках. Бюджетные вливания в этот масштабный всероссийский «бизнес-проект» тоже огромны, поэтому строителям выгоднее получить «тюремный» заказ, чем, скажем, строить школу или больницу.

В этих условиях, разумеется, работники ФСИНовской системы заинтересованы в ее сохранении и развитии: наличие бюджетных денег и постоянно пополняющегося «трудового контингента» делают «зону» чрезвычайно выгодной кормушкой. Поэтому государство не заинтересовано в ухудшении уровня жизни своих верных слуг, и вряд ли стоит ожидать уменьшения числа заключенных.