rita2

Уральские проблемы и кремлевские истерики

Ксения Кириллова

rita2

На нашем портале уже обсуждалась начавшаяся этим летом странная кампания нападок имперских медиа на Уральскую республику, существовавшую 24 года назад. Я бы хотела остановиться на разборе аргументов официального агентства РИА Новости, где излит  поток гневного возмущения по поводу того, как идея Уральской республики в принципе может существовать в тоталитарной России.

Автор этого опуса Руслан Карманов негодует по поводу того, что люди, упоминающие в соцсетях термин «Уральская республика», еще не находятся под уголовным преследованием, и даже смеют развивать «сибирскую идентичность». Далее он сетует, что режим в России не так тоталитарен, как о том говорит оппозиция, и приводит пример выдуманной им же самим ситуации в Китае, где к сторонникам «маньчжурской независимости» «в течение суток пришли бы домой», «за три дня провели бы следственные действия и судебное заседание», и посадили бы на 15 лет, а организатора группы – и вовсе пожизненно.

При этом Карманов дает историческую справку – государство Маньчжоу-Го было создано японской оккупационной администрацией на территории Северо-Восточного Китая в начале 1930-х, и прекратило свое существование в 1945-м году. Далее он с образностью, достойной лучшего применения, рисует образы надменных китайцев, тоскующих о том периоде и мечтающих о присоединении к Японии. Таким образом, следуя приведенной Кармановым аналогии, все российские оппозиционеры и сторонники национального самоопределения поклоняются Германии времен Третьего рейха, жалеют о ее поражении во Второй мировой войне, и жаждут присоединиться к какому-то другому государству.

На самом деле, при всей богатой фантазии автора следует признать, что его опус в точности воспроизводит сценарий искусственно созданного сепаратизма, насаждаемого Россией в соседних странах, но никак не подлинного стремления людей к выработке национальной идентичности. В частности, при создании, поддержании и искусственном развитии Москвой центробежных тенденций за рубежом, Кремль:

  1. Использует исторические аналогии, апеллируя в первую очередь к мифологизированному образу Второй мировой войны, и тем самым создавая «фашистский» образ государства, к которому принадлежит интересующая его территория.
  2. Рассматривает любое проявление национальной или региональной самостоятельности исключительно в русле полного выхода из состава того или иного государства, с обязательно демонстрируемой крайней ненавистью к этому государству.
  3. Не допускает даже мысли о самостоятельности такой отделившейся территории, и рассматривает в качестве единственной причины ее отделения желание присоединиться к другому государству или как минимум оказаться под его протекторатом (в приведенном Кармановым примере это Япония).

Словом, в аналогиях, приведенных в статье Карманова, очень хорошо просматриваются примеры Крыма и Донбасса (эксплуатация «фашистской» темы, отделение от Украины и «возвращение в прекрасную Россию»), в меньшей степени – Абхазии и Приднестровья, словом, чего угодно, но только не Уральской республики.

Во-первых, как уже многократно отмечал наш портал, сама идея Уральской республики возникла не в период Третьего рейха, как того, похоже, хотелось бы Карманову, а в 93-м году. Инициатор ее создания, губернатор Свердловской области Эдуард Россель заявлял: «Нам не нужен суверенитет, но очень нужны экономическая и законодательная самостоятельность». С ним был солидарен и мэр Екатеринбурга Аркадий Чернецкий. Таким образом, цель создания республики была заявлена с предельной прозрачностью: добиться равенства всех субъектов федерации и экономической свободы в предусмотренных Конституцией рамках.

Автор нашего портала Павел Лузин и вовсе отмечает, что «Уральская республика была в большей степени про деньги, чем про реальный федерализм, и тем более ни о каком сепаратизме речи не шло». И вот именно за это: за предусмотренную все еще формально действующей в России Конституцией федерализацию и требование региона самостоятельно решать возникающие в нем хозяйственные проблемы, Карманов и предлагает давать 15 лет лагерей, и даже пожизненное заключение.

Столь истеричная реакция Москвы на любое проявление региональной идентичности приводит к довольно курьезным последствиям. Так, уральское издание «Политсовет» приводит примеры многочисленных ляпов, которые допустил Владимир Путин во время своего визита в Екатеринбург. Особенно ярким здесь был вопрос Путина, касающийся мэра столицы Урала.

«Надо посмотреть, насколько это законно. И с мэром поговорить. Кто у нас мэр?» – осведомился президент у губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева, который назвал в ответ главу администрации Екатеринбурга Александра Якоба.

«Получается, что президент страны не помнит, кто возглавляет четвертый по величине город страны. Очевидно, не знает он и о том, что как таковой должности мэра в Екатеринбурге нет: есть глава города, избранный населением, но не имеющий полномочий (Евгений Ройзман), и глава администрации, назначенный гордумой и управляющий всем хозяйством (Александр Якоб)», – отмечает «Политсовет».

Из этого и других эпизодов автор статьи Алексей Шабуров делает вполне справедливый вывод:

«Проблема в том, что Путин берет на себя ручное управление даже в самых частных проблемах, но ни в одну из них не может погрузиться достаточно глубоко. Но местные чиновники, которые гораздо лучше знают и про медицину, и про фасады, и про завод, вынуждены относиться к словам президента как к истине в последней инстанции. Это и есть кризис системы управления, мы видим его своими глазами».

Добавим от себя, что подобный кризис – как раз следствие патологической боязни Кремля любой региональной самостоятельности. К слову, в тот период, когда в Екатеринбурге вводилась должность так называемого «сити-менеджера» (то есть назначаемого главы администрации, который, по сути, брал на себя все полномочия выбранного главы города), большинство населения города высказывалось против таких нововведений. В результате честно избранный большинством жителей Евгений Ройзман попросту не имеет власти решать проблемы, создаваемые путинской «вертикалью». Единственное, что он пытается сделать для горожан – это помогать им в индивидуальном порядке, осуществляя прием граждан. И надо признать, что даже при его минимальных полномочиях у него получается делать это лучше, чем у Владимира Путина.

Ситуация порой доходит до смешного. К примеру, весной администрация Екатеринбурга объявила конкурс «на проведение комплексного социологического анализа в области противодействия экстремизму в интернете». Его финалистом стал одиозный общественник Илья Белоус, убежденный сторонник донбасских боевиков, известный своими призывами к «чисткам» и уничтожению оппозиции. Среди объектов клеветнических досье Белоуса был и сам Евгений Ройзман, который, однако, ничем не мог помешать абсурдной инициативе. Правда, впоследствии администрация города все же расторгла контракт с не в меру активным доносчиком.

Именно эта картина управленческого кризиса с одной стороны, и полное лишение граждан права на самоуправление не только на региональном, но и на муниципальном уровне – с другой, является прямым результатом имперской политики Москвы.