Слово «Ингрия» как залог сенсаций

В последнее время бурный интерес у множества медиа вызывает все, связанное со словом «Ингрия». Не успели все СМИ отстреляться по теме блокировки Роскомнадзором сайта freeingria.оrg, как появился новый повод. На днях петербургские полицейские прервали концерт «Ингрия-Фест», проходивший в клубе на Лиговском проспекте.

«Фонтанка» сообщает, что прибывшие на место правоохранители положили участников фестиваля «лицом в пол», проверили у них документы, а некоторых протестировали на наркотики. Якобы сигнал поступил от местных жителей, которым не понравилась выходившая из клуба нетрезвая молодежь. В исходном сообщении сразу обнаружилось несколько нестыковок. Клуб расположен в промзоне, где никаких местных жителей поблизости нет вообще. Кроме того, концерт прервался ненадолго, после визита полиции он продолжился. Тем временем десятки изданий, не затруднившись уточнением фактов, уже успели перепечатать в видоизмененном виде информацию той же «Фонтанки», использовав термины «разогнали» и «разгромили».

Случай, однако, показательный. Для начала как выясняется, устроители концерта – сторонники сугубо здорового образа жизни, не употребляющие принципиально ни алкоголя, ни наркотиков, ни даже табака (хотя полиция потом объясняла, что рейд был профилактическим именно с точки зрения наркотиков). В узких кругах они известны как люди правых воззрений. Они действительно используют ингерманландскую символику, но ее сейчас в Петербурге использует немало молодежных и не очень молодежных групп – от официального землячества ингерманландских финнов до самых разнообразных объединений по интересам: от политических до туристических. Однако российские журналисты немедленно связали происшедший инцидент со всеми эпизодами, где фигурировало слово «Ингрия» – от ареста правого активиста Артема Чеботарева, у которого обнаружился интерес к символике (что дало повод немедленно назвать его координатором движения «Свободная Ингрия», которым он никогда не был), до недавней блокировки сайта, редактор которого находится вообще за рубежами РФ. Были заголовки вроде «Полиция разогнала сторонников государства Ингерманландия» – хотя организаторы концерта неизвестны никакими политическими декларациями.

Создается ощущение, что как у силовиков, так и у журналистов существует некий фантастический образ подпольной сепаратистской жестко централизованной партии, которая проникает во все поры жизни. Поэтому на слово «Ингрия» и те, и другие делают стойку (не зря же полиция вломилась на фест с таким названием).  Однако если учесть, что Ингрия – это прежде всего актуализирующийся исторический топоним, который уже тысячи людей предпочитают советской «Ленобласти», умозаключения «аналитиков» и поиск ими неких тайных связей выглядят очень нелепо.

Представим себе ситуацию – журналист пишет о том, как в день ВДВ десантники кричали «Слава России!» и добавляет: «Напомним: недавно на митинге были задержаны полицией сторонники движения Ходорковского «Открытая Россия». Связь между десантниками и ходорковцами в этом случае заключалась бы только в слове «Россия». Выглядит абсурдом? Но почему-то в отношении Ингрии такой абсурд имеет место постоянно.