alabuga

Каким должен стать Татарстан в будущем

Ильнар Гарифуллин

alabuga

Алабуга (Татарстан) – самая  успешная Особая экономическая зона в РФ

Образ будущего – это не просто мечта, а это именно план-представление, который в хорошем раскладе станет готовой программой действий.

Поэтому самым главным, по моему мнению, является вопрос о форме политического устройства. Нужна ли нам президентская республика или парламентская? Этот вопрос должен быть поставлен на всеобщем референдуме. В моем представлении парламентская форма имеет больше плюсов, в том числе и с точки зрения построения реальной федералистской модели (а может и конфедеративной – это уж как решат сами граждане) управления.

Вся история человечества – это путь от ограничительной власти ко всеобщей.  И человечество перепробовало все формы как представительной, так и прямой демократии (народовластия). Очевидно, что от представительной демократии полностью уйти в ближайшем будущем мы не сможем. Но вот роль механизмов прямой демократии безусловно должна возрасти. Причем все это должно быть отрегулировано в законодательной форме. Референдумы, территориальные сходы граждан, живущих на определенной территории, сборы подписей и т.д. – все это должно быть юридически отрегулировано так, чтобы они стали реальной волей граждан, которая будет не просто  учитываться исполнительными органами власти, а немедленно претворяться в жизнь.

И разумеется нынешнее законодательство, не позволяющее гражданскому сообществу провести референдум ни по какому вопросу, должно быть немедленно пересмотрено. Это необходимо для того, чтобы любая группа граждан могла без проблем (при наличии общественных запросов)  инициировать проведение прямого волеизъявления граждан – референдум.

Также должна быть повышена доля выборных управленческих должностей. К примеру, наряду с выборами руководителя муниципалитетов, должны избираться судьи и начальники районных и городских отделов полиции, а также участковые сотрудники полиции. В случае увеличения выборных должностей граждане сами почувствуют свою ответственность за принимаемые им решения, а управленческие органы будут уже зависеть не от прихоти вышестоящего начальства, а от воли самих граждан.

Что касается непосредственно Татарстана, то первым вопросом поднятым на референдуме должен быть вопрос о воссоединении территорий с компактным проживанием татар, граничащих с сегодняшним Татарстаном. Дело в том, что когда после окончания Гражданской войны создавались нынешние границы Республики Татарстан, в состав республики не были включены многие территории компактного проживания татар. Причем это были не территории, находящиеся далеко от границ будущего Татарстана, а самые что ни на есть приграничные. К примеру, это ряд территорий Ульяновской, Самарской и Кировской областей и т.д. Но самый вопиющий пример – это территория нынешнего западного Башкортостана.

После создания Татарстана будущее территориальное устройство трех уездов Уфимской губернии (компактно заселенных татарским населением) должно было решиться на всеобщем референдуме. Однако несмотря на неоднократные запросы председателя Совнаркома АТССР (позднее ТАССР) С. Саид-Галиева, эта история закончилась тем, что…. вся территория Уфимской губернии директивным образом без каких либо опроса мнения самого населения была включена в состав Башкирской республики. Позднее, в эпоху застоя попытка искусственной «башкиризации» татар привело к отставке в 1987 г. всего руководства Башкортостана. Уже в постсоветское время эта история повторилась вновь. В течение 1990-х и начале XXI в. татарские организации неоднократно и безуспешно инициировали проведение референдума о судьбе территории бывшей Уфимской губернии. Нерешенность «татарского вопроса» и на сегодняшний день является перманентной проблемой как самого Башкортостана, так и всей татарской этнонации. Поэтому этот вопрос должен быть решен раз и навсегда, и последнее слово должно быть именно за самим населением.

Воссоединение территорий компактного проживания татар с самой республикой существенно снизит остроту национального вопроса. Однако помимо этого, необходимо вернуться к вопросу о статусе национально-культурных автономий. Именно самостоятельность национальных республик с одной стороны, и четкое определение правового статуса экстерриториальных национально-культурных автономий (Федеральный Закон от 1996 г. на сегодняшний день де факто не работает) способно решить эту проблему. Необходимость этого вызвана тем обстоятельством, что в настоящее время только 1/3 татарского населения проживает в самом Татарстане. И татары как крупнейший (после русских) и дисперсной расселенный народ в РФ заинтересован в скорейшем прояснении этих вопросов.

Стоит упомянуть, что национальные республики создавались именно как территориальные автономии для политического самоопределения отдельных народов. Поэтому национальный фактор здесь должен играть более существенную роль, нежели просто территориальный или экономический.

Но в любом случае, в прекрасном будущем нашей общей страны (которое, надеюсь, нас всех ожидает) острые территориальные вопросы должны решаться также на референдумах. Именно сами граждане, а не «крупные» чиновники, прикрывающиеся своими мелкими интересами, и самое главное – не московские снобы, думающие, что все ключи от будущего страны в их руках, должны определять свою судьбу.

В прекрасном будущем с Татарстана должны быть сняты все нынешние гласные и негласные запреты на развитие татарской этнонации. Например, обеспечено полное и свободное функционирование татарского языка наравне с русским языком – ведь, согласно конституции Татарстана и постановлению Конституционного Суда РФ, общефедеральный и региональные государственные языки обладают равным статусом на своей территории. Это позволит раз и навсегда решить проблему расширения сферы применения татарского языка как в самом Татарстане, так и регионах компактного проживания татар. Должны быть сняты ограничения на развитие национального образования такие как: 1) запрет на сдачу ЕГЭ на родном языке (это сразу решит проблему  функционирования национальных школ), 2) немедленное разрешение на строительство Татарского национального университета, постановление о котором было принято еще в 1994 г, но так и не претворено в жизнь.

Для Татарстана как для мусульманской республики на сегодняшний день огромное значение имеет исламский фактор. В общероссийском масштабе то, каким путем пойдет вся татарская этнонация, важно прежде всего по той простой причине, что татары всегда стояли в авангарде всей мусульманской уммы нашей страны. Так было даже в советское время, когда, казалось бы, более многочисленные узбеки, таджики или азербайджанцы должны были бы нивелировать татарский фактор. То есть судьба и будущее всей мусульманской уммы России, как не пафосно это прозвучит, зависит именно от татарской нации.

Что же татары должны сделать сегодня? Первое – основываясь на традициях татарского богословского наследия, необходимо восстановить свою богословскую школу, для которой было характерно свободомыслие, толерантность и умение оперативно отвечать на вызовы времени – это то, чего так не хватает современной мусульманской умме всего мира. И большую роль здесь должна сыграть Болгарская исламская академия, открытие которой планируется осенью 2017 года. Второе – мечети, медресе должны стать не просто местами для отправления чисто религиозных обрядов, но и культурно-просветительскими центрами. Это не только будет способствовать сохранению национального самосознания и самобытности самих татар, но и вдохнет большую смысловую нагрузку в существование религиозных учреждений. Тем более изобретать велосипед здесь заново нет никакой необходимости – все это успешно функционировало еще в дореволюционный период. Нужно лишь вернуть принцип – не татары для ислама, а ислам для татар.

Конечно, подлинного федерализма и нормального развития регионов не построить без финансовой самостоятельности субъектов Федерации. Нынешнюю ситуацию, когда федеральный Центр забирает около 75% всех налогов, нормальной назвать невозможно. Идеальный вариант – не более 40 %. Это позволит не только регионам оставлять большую часть своих доходов на свое собственное социально-экономическое развитие (предотвращая отток граждан в поисках лучшей жизни в «нерезиновую» или зарубежье), но и будет стимулировать субъекты федерации к повышению налогооблагаемой базы – развитию реального сектора экономики.

Также думаю, в прекрасном будущем России должна быть осуществлена реформа вооруженных сил. И вместо внутренних войск (ныне включенных в состав Росгвардии) регионы должны получить право сформировать свою республиканскую  гвардию (слово “национальная” здесь сразу вносит какой-то нежелательный этнический оттенок) . Они в какой-то мере должны будут повторить функцию американской Национальной гвардии, но естественно, с учетом именно российских реалий.

Подчиняться республиканские гвардии должны представительным органам – парламентам субъектов федерации, чтобы убрать возможную проблему использования их частей в политических целях.

Должны быть сняты все ограничения как на межрегиональное, так и международное сотрудничество между субъектами РФ и иностранными государствами. Наличие особого Договора о разграничении полномочий между РФ и РТ даже на сегодняшний день позволяет Татарстану вести пускай и осторожную, но полусамостоятельную экономическую политику. Благодаря этому, к примеру, во время российско-турецкого охлаждения (вызванного сбитым российским самолетом на турецко-сирийской границе в 2015 г.) Татарстану удалось не только сохранить нормальные внешние отношения с Турцией, но увеличить турецкие инвестиции в татарстанскую экономику, что стало в итоге несомненным плюсом для экономики всей РФ. Особая экономическая зона «Алабуга» (где сконцентрирована львиная доля вложений турецких компаний) – на сегодняшний день является самым успешным примером ОЭЗ на всей территории России. То есть даже сегодняшний пример куцей и ограниченной экономической самостоятельности Татарстана ясно показывает, что он идет на пользу не только одному региону, но всей стране в целом.

Хотя тут же стоит отметить, что пункт Договора о том, что Татарстан «содействует языковому и культурному развитию татар, проживающих в других субъектах РФ» де-факто не реализуется. Причин этого сразу несколько, но несомненно, в будущем такого рода вопросы должны быть решены. И сам Татарстан должен напрямую участвовать в отстаивании этнокультурных и политических интересов татар, проживающих за пределами республики. Снятие разного рода ограничений на внешнеэкономические и культурные связи усилит привлекательность отдельных регионов и укрепит положение в целом всей федерации.

Имеет смысл перенести часть столичных функций Татарстана в другие города, расположенные, не как нынешняя Казань на отшибе, а глубоко внутри республики. Разброс столичных функций между двумя или даже тремя центрами позволить активнее развивать не только центр, но и периферийные территории. А в условиях современного развитого информационного общества нет необходимости за любой бумагой и ли решением важного вопроса ехать в столицу. Теперь же совещание государственных ведомств (кроме разумеется самых экстренных и жизненно важных)  можно проводить в онлайн-формате, а электронную подпись легко поставить дистанционно (такое кстати уже практикуется чиновниками в Татарстане).

То есть  с гиперцентрализацией в экономическом смысле этого слова можно и нужно бороться как на федеральном уровне, так и на региональном. И, кстати говоря, опыт успешных татарских сел (Средняя Елюзань в Пензенской области, Шыгырдан в Чувашии, Алькино в Самарской области и т.д.) может послужить для всей остальной России примером того, как  остановить отток населения в мегаполисы. Ведь ситуацию, при которой уже в скором будущем 1/5 часть населения всей страны будет проживать в московском регионе, нормальной назвать никак нельзя.

И сама государственная политика должна быть направлена не на построение мегаполисов, а на расселение людей в небольшие города и села. Это отвечает сразу нескольким задачам – экономической,  социальной, демографической, а также и простому сохранению здорового генофонда многочисленных российских наций.

Сам Татарстан в прекрасном будущем – это национальная республика, где учтены все интересы развития татарской этнонации, а представители других национальностей не просто чувствуют себя здесь комфортно, но и всячески стремятся обосноваться здесь. И неплохие социально-экономические показатели (по сравнению с большинством российских регионов) нынешней республики (несмотря даже на наличие таких общероссийских проблем, как коррупция и т.д.) на фоне нынешнего экономического кризиса ясно показывают, что это вполне возможно.