Конверсия 2.0?

Омской оборонке велено подумать, как перевести производство на «гражданские рельсы» без разрыва технологических цепочек. Губернатор Омской области Виктор Назаров по этому поводу провел совещание с руководителями предприятий. Там он в частности заметил: «Назову лишь две цифры, показывающие долю продукции гражданского назначения на наших оборонных предприятиях. Всего пять лет назад она составляла тридцать процентов, а сегодня снизилась до десяти процентов от общего объема выпущенной продукции. Этому есть и объективные причины. В первую очередь — возросшие объемы гособоронзаказа. Однако в ближайшие три — пять лет они могут быть скорректированы в сторону уменьшения. И нам уже сейчас необходимо подумать о том, чем загрузить производственные мощности», — заявил глава региона. При этом он особо подчеркнул, что речь идет не просто о переводе оборонки на гражданские рельсы. Омская продукция гражданского и двойного назначения должна быть конкурентоспособной, а значит в первую очередь высокотехнологичной.

В принципе звучит логично. И с продукцией гражданского назначения в РФ дела обстоят, мягко говоря, не идеально. И памятен опыт конверсии, когда предприятия ВПК спешно переходили на выпуск сковородок и стиральных досок (которые к тому моменту уже стали каменным веком), которые заведомо не могли выдержать конкуренции с хлынувшей на российский рынок долгожданной импортной бытовой техникой – в то время как достаточно передовая по позднесоветским временам отрасль могла развивать более перспективные современные направления.

Однако новость из Омска вызывает вопросы: что такое случилось с российской оборонкой, в которую вбухивается все больше денег налогоплательщиков? До сих пор ее продукция была довольно важной статьей российского экспорта (сама Россия до недавнего времени не вела никаких боевых действий). Однако если поинтересоваться, какое современное оружие сейчас разрабатывается в мире (минимизируется роль «пушечного мяса», главенствующую роль  начинают играть электроника и робототехника) – то очевидно: огромные средства тратятся на неконкурентоспособный товар. И, вероятно, РФ вынуждена посмотреть в глаза этому факту – ведь не просто так «прозрел» омский губернатор.

Есть еще один, вполне земной момент. В данном случае получается каламбур – речь идет об огромном количестве земельных участков, принадлежащих ВПК. На них размещены бывшие заводские корпуса, которые никак не используются. «Это потенциал, который нужно использовать для производства гражданской продукции. Энергоресурсами эти участки обеспечены, необходимые коммуникации проложены. Надо только решить принципиальный вопрос с землей. Мы сегодня пытаемся создать технопарки в чистом поле, проводим туда воду, свет и другие ресурсы. А в это время в городе минимум триста гектаров обеспеченной инфраструктурой земли лежат мертвым грузом», — заметил Назаров.

Когда представитель вертикали власти говорит «дважды два четыре», в наши дни уже удивляешься и начинаешь строить версии: что или кто может за этим стоять. Не исключено, что бесхозные гектары омской земли входят в сферу интересов кого-то очень федерального и влиятельного, кто заинтересован в более «эффективном использовании». В любом случае, однако, производство гражданской продукции – это хорошо, а заброшенные промзоны – плохо. Так что, чем бы ни были продиктованы новые инструкции губернатора, в будущем они могут принести пользу.