me_petrozavodsk

Карелия готовится к постановке

Валерий Поташов

me_petrozavodsk

Памятник в Петрозаводске. Фото Михаила Олыкайнена

Депутаты карельского парламента намерены собраться 8 июня на внеочередное заседание, чтобы назначить дату выборов главы республики, которых в регионе не было полтора десятка лет.

Эта должность появилась в Карелии на рубеже XXI века, но единственным избранным главой республики до сих пор остается Сергей Катанандов, выигравший избирательную кампанию 2002 года, а затем поддержавший отмену прямых выборов руководителей регионов и получивший губернаторские полномочия до конца «нулевых».

После Катанандова республику возглавляли только президентские назначенцы – оказавшийся сейчас на скамье подсудимых по обвинению в коррупции экс-директор музея-заповедника «Кижи» Андрей Нелидов, бывший глава районной администрации из соседней Ленинградской области Александр Худилайнен и временно исполняющий обязанности карельского губернатора Артур Парфенчиков, отправленный на смену Худилайнену с поста директора Федеральной службы судебных приставов.

Нетрудно заметить, что дата внеочередного заседания республиканского парламента оказалась символической. 8 июня в Карелии считается главным праздником региона – Днем Республики. Но как этот праздник, так и предстоящие выборы производят впечатление лишь бутафорского реквизита в политическом спектакле под названием российский федерализм.

«Государственность» по декрету

Примечательно, что День Республики был учрежден в Карелии в 1999 году, когда федеральный центр уже начал наступление на права российских регионов, которым поначалу было предложено «брать суверенитета столько, сколько они смогут проглотить». Карелия в небезызвестном «параде суверенитетов» оказалась одной из первых – Верховный Совет Карельской АССР принял Декларацию о государственном суверенитете республики 9 августа 1990 года.

Однако, выбирая, спустя девять лет, дату для главного республиканского праздника, карельские власти не рискнули напомнить Кремлю об исторической декларации и предпочли увековечить другой документ, принятый не на территории Карелии, а в Москве.

Речь идет о Декрете об образовании Карельской Трудовой Коммуны в «заселенных карелами местностях Олонецкой и Архангельской губерний», который был издан Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом 8 июня 1920 года. Но это решение высшего органа государственной власти Советской России было во многом продиктовано стремлением большевиков пресечь попытки части карельского населения объявить о своей независимости, а также территориальные претензии соседней Финляндской республики на Восточную Карелию.

Дело в том, что многие северные карелы на рубеже 20-х годов прошлого столетия выступали либо за присоединение к Финляндии, с которой их связывали тесные торговые и культурные традиции, либо за построение отдельного карельского государства. В марте  1920 года съезд представителей северных карельских волостей, относившихся к Архангельской губернии, провозгласил независимость Карелии, которая уже в начале мая получила признание Финляндии. Однако самопровозглашенное государство не просуществовало после этого и месяца: в село Ухта, где располагалось карельское правительство, вошли красноармейские отряды, и сторонникам независимости пришлось бежать за границу.

А вскоре после этих событий в Москве был подписан декрет о создании Карельской Трудовой Коммуны, который еще с советских времен принято считать началом карельской «государственности», хотя древнее карельское государство известно историкам с VII века.

Выборы без конкуренции

Вот к дате принятия декрета ВЦИКа и оказалось приурочено внеочередное заседание карельского парламента, который должен дать старт предвыборной кампании в республике. Но предстоящие выборы главы Карелии можно назвать выборами лишь с большой долей условности – с такой же, с какой саму Карелию можно назвать республикой.

Действующее федеральное и республиканское законодательство не дает фактически никаких шансов на участие в выборах независимых кандидатов. Согласно закону о выборах главы Карелии выдвигать претендентов на пост высшего должностного лица республики могут лишь федеральные политические партии и их региональные отделения, а это значит, что в лучшем случае карельскому избирателю придется довольствоваться тем, кого ему предложит так называемая системная российская оппозиция – КПРФ, «Справедливая Россия» или «Яблоко».

Но последние парламентские выборы, прошедшие в Карелии с рекордно низкой явкой – всего 39%, убедительно показали непопулярность этих партий у республиканского электората, а возможность самовыдвижения кандидатов карельским законодательством не предусмотрена.

Кроме того, даже если предположить, что системная оппозиция смогла бы выдвинуть более или менее сильного конкурента представителю партии власти – а им, по всей видимости, станет врио главы Карелии Артур Парфенчиков, его реальному сопернику, навряд ли, удастся пройти «муниципальный фильтр», который в республике составляет 7%. Это означает, что претенденту на губернаторский пост необходимо заручиться поддержкой 7% депутатов представительных органов муниципальных районов и городских округов или избранных руководителей муниципальных районов и городских округов не менее чем в трех четвертях муниципальных районов и городских округов Карелии. Но если вспомнить о том, что органы местного самоуправления в республике находятся почти под полным контролем «Единой России», то станет очевидным, что на старт предвыборной гонки будет допущен лишь тот, кто не представляет серьезной угрозы для «человека Путина».

Неудивительно, что карельская оппозиция в таких условиях почти не предпринимает никаких усилий по медийному продвижению своих кандидатов, а некогда самый принципиальный оппонент действующей власти – партия «Яблоко» – фактически самоустранился от борьбы за руководство республикой. Это особенно поражает на фоне очевидной слабости и малой узнаваемости в регионе президентского наместника, которому, по сути, уже открыт свободный путь на губернаторство в Карелии.

Единственное, что может испортить радужную картину сентябрьских выборов главы республики – это низкая явка избирателей, большинство из которых в отсутствие политической конкуренции, скорее всего, попросту откажется воспользоваться своим правом голоса. И на этот случай карельский парламент уже решил продлить на два часа время голосования, а в городах и районах республики, по слухам, даже готовятся провести местные референдумы для повышения явки.

Власть, как может, спасает свою провальную постановку.

  • Vadim Shtepa

    Есть один вопрос к автору. Неужели низкая явка избирателей может что-то “испортить”? Насколько известно, сегодня порога явки не существует. Даже если представить, что все граждане Карелии проигнорируют эту постановку, а придет один Парфенчиков и проголосует за себя – “выборы” все равно будут признаны состоявшимися.

    • Valery Potashov

      Порога явки на выборах в России, действительно, не существует, но в Кремле, тем не менее, наблюдают за уровнем электоральной поддержки своего наместника. К тому же, Москве необходимо повышать интерес избирателей к выборам перед главной избирательной кампанией страны 2018 года, чтобы “легитимность” переизбрания самодержца не вызывала вопросов со стороны

  • Michail Batyrev

    При низкой явке 30% и менее Парфенчикова можно будет считать лишь условно избранным главой республики и не более того.