orshulevich

Экстремистов заказывали?

Олег Саввин, Михаил Фельдман

orshulevich

Александр Оршулевич, его супруга с детьми и адвокат Мария Бонцлер в зале суда

Вчера, 29 мая, состоялся суд, а вернее, судилище, на котором избирали т.н. «меру пресечения» троим фигурантам нового калининградского дела об «экстремистском сообществе». Предыдущее подобное дело возбуждалось в 2014 году, также, как и в этом случае – следственным отделом регионального ФСБ, в отношении Василия Адрианова. Но  до суда оно не дошло и было закрыто. Нынешнее же направили в суд, явно в карательно-показательных целях.

В настоящее время обвиняемыми по ч. 2, ст. 282.1 УК РФ являются трое жителей Калининграда, имеющие отношение к умеренной правой организации Б.А.Р.С. (Балтийский Авангард Русского Сопротивления). Это Александр Оршулевич (экс-лидер), Игорь Иванов (действующий лидер), и священник РПЦЗ – Николай Мамаев. Представители организации известны своей приверженностью монархическим взглядам. Они последовательно выступали за десоветизацию и традиционные христианские ценности в их европейском понимании. При этом уважали и ценности общегражданские – в протестном поле сотрудничали с активистами либеральных убеждений и регионалистами, выступающими за европеизацию региона. В частности, «барсовцы» были активными сторонниками идеи возвращения Калининграду его исторического названия – Кёнигсберг, и никогда не противопоставляли русское европейскому. Кроме того, члены Б.А.Р.С. всегда с осуждением относились к агрессии Кремля в отношении Украины.

Из всего перечисленного можно сделать вывод, что Б.А.Р.С. – это организация националистов европейского склада, с момента своего возникновения вызывавшая недовольство ставленников путинского режима в Калининградском регионе.

Трафареты для захвата власти

Троих фигурантов дела задержали 27 мая. В 7 утра к Александру Оршулевичу ворвались домой оперативники отдела ЗКСиБТ ФСБ, которые повалили его на пол, надели на голову полиэтиленовый пакет и заковали в наручники. Затем, в целях давления и запугивания, они неоднократно применяли к задержанному грубую физическую силу (позже, на суде, представлявший прокуратуру Михаил Львов цинично заявит, что такие избиения в ходе задержания происходили «в рамках закона»). Всё это совершалось на глазах жены и малолетних детей Александра.

Сила применялась и к другим задержанным, в том числе и к ещё одному участнику Б.А.Р.С — Евгению Артюшенко, которому пока не предъявили обвинения.

Как утверждает Александр Оршулевич, ему не дали ознакомиться с протоколом обыска, результатом которого стали… некие трафареты «экстремистского содержания» и баллончик с краской! По словам супруги задержанного Ванды Оршулевич, сомнительные улики её мужу подбросили. Но даже если бы таковые и впрямь нашлись, остаётся тайной, как эти предметы, согласно постановлению о возбуждении уголовного дела, помогли бы осуществить «насильственный захват власти в Калининградской области путём совершения ряда экстремистских преступлений, направленных, в том числе, на выход Калининградской области из состава Российской Федерации и её независимое существование в составе Евросоюза».

Логика и здравый смысл здесь бессильны.

Пыточных дел мастера

Как заявляет адвокат Мария Бонцлер, «Оршулевич после задержания подвергся многочисленным унижениям и избиениям. У него разбита переносица, следы побоев на руках и коленях. Его два часа держали на коленях, надев на голову мешок».

Сам арестованный рассказал на заседании суда, что его заставили стоять на коленях с надетым на голову пакетом около двух часов. Именно в таком виде его демонстрировали несовершеннолетним свидетелям обвинения, запугивая их перед дачей показаний.

Кроме того, Мария Бонцлер обращает внимание на судьбу ещё одного пострадавшего от рук чекистских изуверов – Евгения Артюшенко. Как утверждают очевидцы, он был избит до потери сознания и госпитализирован.

Лояльность вместо компетентности

Примечательно, что на суде Михаил Львов неоднократно пытался прервать подсудимого и адвоката, рассказывавших о пытках. Также представитель прокуратуры ходатайствовал, чтобы сделать судебное заседание закрытым, но суд его не поддержал. Затем неутомимый Львов в безудержном верноподданническом экстазе взялся за обличение врагов государства. В частности, он добился отказа суда приобщить к делу заявление регионального отделения «Открытой России» – на том основании, что движение якобы признано в РФ «нежелательным». Забыв однако, что данное решение Генпрокуратуры касается лишь одноимённой британской организации.

Так старший помощник прокурора Калининградской области по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму Михаил Львов продемонстрировал вопиющую некомпетентность в профессиональном вопросе.

Родственников попросили удалиться

«Мера пресечения» для Александра Оршулевича рассматривалась первой. В назначенный час зал суда был переполнен. Однако все имевшиеся в зале кресла успели занять не друзья и родственники арестованного, а некие коротко стриженые юноши, наотрез отказавшиеся уступить место даже пожилым людям и женщинам. Себя они называли студентами юрфака Калининградского университета. По наблюдениям очевидцев, на суд их привезли всех вместе, в организованном порядке.

Юнцы держались вызывающе, громко разговаривали, обильно приправляя свою речь «блатным» жаргоном и ненормативной лексикой. Остальным пришлось стоять, заполнив всё пространство от рядов кресел до судейской трибуны. Михаил Львов заявил,что проводить заседание в такой тесноте невозможно, и судья Олег Ласко попросил удалиться из зала всех, кому негде сесть, включая родственников подсудимого. И без того напряжённая обстановка предельно накалилась. По предложению Марии Бонцлер было решено воспользоваться другим, более вместительным помещением, в котором и состоялся в конце концов суд.

Обвинение в намерениях

По итогом судебного разбирательства всем фигурантам дела была избрана мера пресечения в виде ареста сроком на два месяца. В будущем, после аналогичных судов, срок может продлеваться снова и снова. По оценки Марии Бонцлер, это абсолютно противоправное «обвинение в намерениях». Не было предано гласности никаких конкретных фактов «создания преступного экстремистского сообщества», в котором обвиняются трое оппозиционеров. Ведь даже если экстремистские материалы были действительно найдены, само по себе их хранение без использования в публичном пространстве отнюдь не противозаконно.

Мария Бонцлер и Александр Оршулевич говорят и об откровенном подлоге – предоставленных следствием материалах, якобы подтверждающих бронирование фигурантами дела авиарейса в Стамбул с целью скрыться от правосудия.

Так или иначе, обвиняемые были заключены под стражу, включая и Александра Оршулевича — отца четырёх малолетних детей и единственного кормильца семьи. Характерно, что эти семейные обстоятельства в постановлении суда даже не упоминались. На какие средства будет жить растящая годовалого ребёнка мать и вся её многочисленная семья — российское правосудие не волнует.