regsection

Что важнее – въехать в Кремль на белом коне или демонтировать империю?

Вадим Штепа

regsection

Федералистская секция Форума свободной России. Фото Павла Мезерина

25-26 мая в Вильнюсе состоялся третий Форум свободной России. Это уже регулярное, проводимое дважды в год мероприятие российской оппозиции. Оно традиционно собирает 200-300 участников, примерно половина из которых проживает за пределами РФ. Главным организатором форума является Гарри Каспаров.

Что делать после Путина?

Конечно, в самой России организовать такое мероприятие было бы невозможно. Его темы резко диссонируют с принятой в нынешней РФ и российских медиа «повесткой дня». Вот названия некоторых секций форума: «Децентрализация и федерализация. Как приблизить власть к людям?», «Активизм в России. Опыт организации гражданского сопротивления», «Может ли Россия остаться светской страной?», «Террор спецслужб как средство манипуляции».

Как участник форума и один из ведущих федералистской секции замечу, что считаю это мероприятие весьма важным для российской общественной жизни. Однако не могу обойтись и без некоторых критических замечаний. Но постараюсь высказать их конструктивно, чтобы критика помогла улучшить формат форума в будущем.

Федералистская секция открывала форум. С одной стороны, это вроде бы свидетельствует о внимании организаторов к этой теме. Но с другой – нашу секцию запараллелили с еще одной, посвященной новейшей российской эмиграции, и многие участники форума переместились в другой зал. Я бы и сам охотно посетил «эмигрантскую» секцию, мне интересны ее идеи, но физически было не разорваться.

А дальше форум стал обсуждать возможную будущую люстрацию и внешнюю политику. И тема российского федерализма как бы растворилась – на других секциях это слово даже не вспоминали. Ну поговорили часок – и ладно. Хотя, на мой взгляд, именно федералистское мышление предлагает очевидный выход из нынешнего российского кризиса. Очевидный пример – если бы Россия была реальной федерацией самоуправляемых регионов, их жители занимались бы развитием собственных территорий, а не страдали бы имперскими амбициями и не стремились бы наводить какие-то порядки за пределами своей страны.

Однако этой логики большинство участников форума предпочло не заметить. Федералистская секция стала своего рода гетто для жителей различных регионов, где им позволили пожаловаться на отсутствие свободных губернаторских выборов и местного самоуправления, сочувственно покивали – и перешли к «более важным» темам. Самой важной из которых стала «что мы будем делать после Путина?».

А вот как приблизить эту «прекрасную Россию будущего» – это осталось как бы за кадром. По существу, большинство секций работало в жанре политической фантастики, обсуждая мечты о скором «падении режима».

Хотя именно федерализм мог бы стать не просто мечтой, но реальной технологией изменения российской политики. Напомню, что официально Россия называется федерацией, однако это слово осталось только на бумаге. Никакой свободной выборности региональной власти, как в других мировых федерациях, в России сегодня нет, губернаторы по-прежнему назначаются из Кремля. Региональные политические партии, которые свободно действуют в европейских странах, избираются в местные парламенты и в Европарламент, в России запрещены. Поэтому фактически Россия продолжает оставаться централизованной империей. И это имперско-централистское сознание свойственно не только власти, но и оппозиции.

В поисках либерального царя-батюшки

Действительно, на форуме порой создавалось впечатление, что многие его спикеры мечтают «въехать в Кремль на белом коне» – и тогда, словно по мановению волшебной палочки, все изменится. Сама централистская модель российской политики сомнению не подвергалась. Вся проблема, оказывается, состоит лишь в том, чтобы в Кремле заседал более либеральный «царь-батюшка».

Интересная иллюстрация: участники федералистской секции из Петербурга вывесили на сцене исторический флаг Ингерманландии. Но этот жест вызвал вопросы и даже нарекания некоторых московских участников. Историк Игорь Чубайс прямо обвинил петербургских регионалистов в желании «развалить Россию».

Вот такой странный парадокс: многие участники форума, даже давно переехав из Москвы на Запад, ментально все равно остались «москвичами». В данном случае под этим определением имеется в виду «столичное», централистское мышление. С этой точки зрения тема нового федеративного договора, которая обсуждалась на нашей секции, выглядит далеко не первоочередной задачей. Потому что «главные вопросы» все равно предполагается решать в Москве.

Однако именно новый федеративный договор мог бы решительно изменить весь формат российской политики. Напомню, что прошлый такой договор, принятый в 1992 году, заключался не между регионами напрямую, а между регионами и всевластным центром, чем фактически организовывал Россию не как федерацию, но воспроизводил имперскую модель политики. А конституция 1993 года вообще отменила договорный принцип государственности, и это стало основной предпосылкой для последующего строительства путинской вертикали власти.

Новый федеративный договор с неизбежностью потребует проведения свободных региональных выборов, потому что нынешние губернаторы, назначенные из Кремля, не могут быть его легитимными субъектами. Иными словами, сам федералистский дискурс предлагает совершенно иное понимание российской политики, чем банальные гадания на тему «кто вместо Путина». Но к сожалению, даже в российской оппозиции все еще доминирует централистское мышление, которое заставляет ходить по одному и тому же имперскому кругу…

Также хотелось бы отметить явно недостаточную интеграцию российских оппозиционеров в европейскую политическую жизнь. Конечно, на форуме выступил бывший президент Литвы Витаутас Ландсбергис – но это скорее был жест вежливости. Тут тоже есть парадокс: оппозиционеры любят говорить о необходимости европеизации России, но все же находятся на некоторой дистанции от проблем, которые сегодня заботят европейских политиков. И это доказывает, что нынешняя Россия и Европа – действительно разные пространства, причем не только из-за кремлевской политики, но и по причине определенных мировоззренческих особенностей российских либералов.

Оригинал – Postimees

  • Daniel Kotsyubinsky

    Боюсь показаться неучитивым, но с некоторых пор мне кажется одинаково бессмысленным как обсуждение того, “что будет после Путина”, так и то, “какой федеративный договор надо заключить”.
    Когда заключить? Между кем и кем заключить? Какое все это имеет значение сейчас, когда на повестке дня – клиническая смерть всей политики внутри РФ + Путин Forever?
    Единственное, что имеет, ИМХО, хоть какое-то значение для будущего того пространства, которое начнет стихийно распадаться после ухода Путина (что произойдет неизвестно когда), это наличие (или отсутствие) разработанных к тому времени не фейковых, жизнеспособных и популярных региональных “трансроссийских” мобилизующих мифов.
    Если бы я был политиком (а я уже давно в эту игру не играю, ибо надоело – возможно, не навсегда, но пока что – точно надоело), я бы работал исключительно в этом направлении.
    И более ни в каком.

    • Vadim Shtepa

      Даниил, а я бы говорил не о мифах, а о конкретных политических реальностях. Такими реальностями на (пост)российском пространстве могут стать региональные политические партии. Именно с ними начнется возрождение политики.

      • Daniel Kotsyubinsky

        Партии сейчас запрещены. Это первое. Второе – в основе партии лежит идеология. Вот об этих идеологиях я и говорю. Их нет нигде. Ни в Сибири, ни у кубанских казаков, ни в Смоленске, ни в Карелии. И проблема – в этом. А не в том, что Каспаров неверно расставил акценты на форуме в Вильнюсе.
        И третье. ИМХО, эпоха беглой регионалистской публицистики – прошла. Ибо исчерпала свой потенциал. Сейчас надо размышлять на тему, которую у вас тут затронул уже коллега Третьяк (о международно признанном праве регионов на самоопределение) – но размышлять не “а пропо”, а научно. И публиковаться сперва в научных журналах, а потом уже в СМИ.
        И надо, как я уже сказал, создавать полноценные региональные идеологии (“мифы”).
        Это если говорить о том, что, с моей точки зрения, надо.
        А ездить в Вильнюс и тусить – не надо.
        И повторять то, что уже 1000000 раз было сказано 20 лет назад – тоже не надо.
        Нужны новые тексты, новые постановки вопроса, новая глубина и широта охвата темы.
        Я все это говорю просто чтобы изложить мою т.з., а не подвергнуть кого-то критике.

        • Daniel Kotsyubinsky

          И еще. Размышлять надо не только о пространстве РФ или пост-СССР, но о мире в целом. И то, что происходит в Африке и Азии, в реальных региональных “горячих точках”, более важно для регионалистов России, чем то, что якобы происходит в умышленных Заслесье и Ингрии (где на самом деле никакого регионализма сегодня практически нет, если не считать тлеющий петербургский культуркампф и московскую битву за хрущевки).

          • Vadim Shtepa

            Даниил, откройте рубрику “Мировой опыт” на нашем сайте – и найдете множество текстов о регионализме в других странах. Правда, нас больше интересует Европа и Америка, чем Африка и Азия. ))

          • Daniel Kotsyubinsky

            А меня как раз Африка и Азия. Потому что в Европе и Америке уже есть демократия. А в России – нет. И она вместе со своими проблемами – в афроазиатском кластере.

  • Pingback: В Архангельске вышла «Поморская энциклопедия» с норвежской идеологией | ПолитВести()

  • Pingback: В Архангельске вышла «Поморская энциклопедия» с норвежской идеологией | ПолитВести()

  • Ben Geg Polard

    Чем сварливее и подлее система, тем ближе её позорный конец.