samoopred

Право на самоопределение

Андрiй Третяк

samoopred

Много копий сломано в процессе споров о том, что же оно собой представляет, к кому применимо и как его реализовать, не нарушая еще одного принципа международного права, такого как принцип нерушимости границ?

Самоопределение означает возможность субъекта данного права самостоятельно определять свой статус, направление развития, государственное устройство и свои взаимоотношения с другими субъектами международного права. Однако кто же является субъектом, к которому применим данный принцип?

И вот здесь начинаются разночтения. В оригинальных документах ООН таковым субъектом объявлена nation (нация), что, в западном понимании, подразумевает общность людей, имеющих имя собственное, свою историческую территорию, общественную культуру и историческую память. Основным признаком нации, согласно данной концепции, является наличие национального государства или борьба за его создание. То есть первый подводный камень на пути к самоопределению народов заложен уже здесь – в формулировках ООН.

Такое положение вещей, когда этнические, политические или этнополитические нации выступают субъектами международного права, а территориальные общины международно-признанного права на самоопределение не имеют, является явно дискриминационным по отношению к последним. Но это только внешне. На самом деле, устоявшиеся нации тем и отличаются территориальных общин, что или уже создали свои национальные государства, или ведут борьбу за их создание. Причем борьба должна быть реальной. Не обязательно конечно уподобляться ИРА, борьба может заключаться в мирных протестах, создании региональных партий и движений, но вряд ли международное сообщество воспримет такие проявления как реальную борьбу, если уровень поддержки таких движений в регионе будет минимальным.

В этом случае можно будет считать, что идея самоопределения не является консолидирующей в данной территориальной общине. Следовательно, и в международно-признанном праве на самоопределение она не нуждается. Классическим примером здесь могут служить крымские события 2014 года, когда, до их начала, любые даже формальные проявления борьбы отыскать весьма трудно. Не считать же таковой деятельность «Русского единства», получившего всего 3 мандата из 100 в парламенте АРК на выборах 2010 года. Естественно, международное сообщество не поверило в столь быстрое изменение крымской политической конъюнктуры и отказалось признавать за крымчанами право на самоопределение.

С субъектом разобрались. Сложнее дела обстоят с явным противоречием Права на самоопределение и Принципа нерушимости государственных границ. Мало того, что такое противоречие логически очевидно, так и сама ООН в Декларации о принципах международного права от 24 октября 1970 года, где за народами закреплено право на самоопределение, недвусмысленно указывает на превалирование Принципа нерушимости над Правом на самоопределение. Включив в Декларацию целую статью под названием «Принцип равноправия и самоопределения народов», ООН завершает ее ложкой дегтя:

«Ничто в приведенных выше пунктах не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов, как этот принцип изложен выше, и, вследствие этого, имеющих правительства, представляющие без различия расы, вероисповедания или цвета кожи весь народ, проживающий на данной территории».

Другими словами, чтобы ООН признала за населением определенной территории право на самоопределение, государство должно конкретно гнобить ее жителей. Иначе, будь ты хоть трижды нация, вся твоя борьба за самоопределение будет рассматриваться как ничем не обоснованная прихоть. И как здесь снова не вернуться к Крыму и излюбленному вопросу крымнашистов: почему, мол, Косову можно, а нам нельзя? Так вот же почему. Читайте, ребята, вышеприведенный абзац из Декларации ООН. В том числе и поэтому тоже. Ну не было со стороны Украины ничего такого дискриминационно-криминального, что могло бы трактоваться международным сообществом, как ущемление прав жителей полуострова.

Стремление ООН юридически защитить территориальную целостность государств мотивировано желанием избежать конфликтов за территории между ними. Но, в то же время, такая постановка вопроса никак не решает внутригосударственные противоречия, которые, как следует из той же Декларации о принципах международного права, могут быть разрешены только им самим, ибо никакое вмешательство во внутренние дела государства не допускается. Ключ к развитию межнациональных и межэтнических внутригосударственных конфликтов заложен уже здесь – в учредительных документах ООН.

К чему это приводит, очевидно – ни Право наций на самоопределение, ни Принцип нерушимости границ в полной мере на практике не могут быть соблюдены. Границы меняются, народы продолжают ущемляться в своем праве на самоопределение, а конфликтов меньше не становится. Выходом из данной тупиковой ситуации могло бы стать изменение некоторых формулировок в документах ООН.

Во-первых, это замена термина «Самоопределение наций», который вызывает массу  разночтений, на более конкретный – «Самоопределение территорий». Понятно же, что самоопределяться все равно будут люди, там проживающие, зато мы избежим спекуляций на тему, кому такое право жаловать, а кого лишать, кто нация, а кто нет. У всех есть такое право и всё!

Понятно, что в свете  событий последних лет я рискую быть подвергнутым анафеме за подобную крамолу – это, что он и за Донецком и Луганском право на самоопределение признает? Сепаратюга!

Нет. Во-первых, по той простой причине, что события в Донецке и Луганске можно назвать чем угодно, но только не самоопределением. И второе, неужели мои обвинители (ежели таковые имеются) и правда считают, что при предоставлении Донбассу права на самоопределение и проведении там прозрачного референдума не под стволами боевиков, большинство его жителей проголосовало бы за нынешние псевдореспублики? Ну, дорогие мои, тогда сепаратист как раз не я, а вы.

А чтобы вновь введенный принцип Самоопределения территорий не шел вразрез с Принципом нерушимости границ, нужно и последний заменить на «Принцип неприкосновенности границ извне». Изнутри государства не должны представлять собой клетку (пусть и золотую), препятствующую своим территориям самоопределяться. Но при этом неприкосновенность границ государства извне должна соблюдаться действительно свято и поддерживаться всей мощью международного права, вплоть до мгновенного введения войск ООН – а не той вялотекущей «санкционной» политикой, которую мы наблюдаем в случае агрессии РФ против Украины.

  • Daniel Kotsyubinsky

    Постановка проблемы абсолютно верная. “Право наций” на самоопределение де-факто не работает. Во-первых, потому что существует норма о гос. суверенитете. Во-вторых, потому что нет определения того, что такое “нация” (“Россияне” – нация, но и чеченцы – “нация”, и кто из них имеет приоритетное право самоопределения – непонятно и никогда не будет понятно).. А вот с территориями – проще, хотя критерий, который определяет возможность самоопределения территории, все же потребуется.
    Это должен быть, представляется, как минимум, регион – то есть исторически устоявшаяся территория с центром тяготения (обычно крупным городом), с которым себя готовы граждански себя идентифицировать все жители данной территории…

    Но вернемся к тексту.

    В нем есть и слабые, ИМХО, моменты.
    Примеры с Крымом и Донбассом – на мой взгляд, неудачные и показывающие внутреннюю ангажированность автора. Было бы куда лучше, если бы он просто сказал: “У Крыма и Донбасса есть право на самоопределение, и надо об этом громко заявить, а дальше уже вести разговор о том, как реализовать это право, а не о том, “чей Крым”. Ибо Крым – крымский, а Донбас – донбасский”.
    Но автор этого не делает. А жаль.

  • Daniel Kotsyubinsky

    Подробнее я обо всё этом писал в этой книге:

    http://www.liberal.ru/upload/files/Kocubinskiy_D.pdf

  • Daniel Kotsyubinsky
  • Daniel Kotsyubinsky

    Постановка проблемы в этом тексте, как мне кажется, верная. “Право наций” на самоопределение де-факто не работает. Во-первых, потому что существует норма о гос. суверенитете. Во-вторых, потому что нет определения того, что такое “нация” (россияне – нация, но и чеченцы – нация, и кто из них имеет приоритетное право самоопределения – непонятно и никогда не будет понятно).. А вот с территориями – проще, хотя критерий, который определяет возможность самоопределения территории, все же потребуется.
    Это должен быть, представляется, как минимум, регион – то есть исторически устоявшаяся территория с центром тяготения (обычно крупным городом), с которым готовы граждански себя идентифицировать жители данной территории…
    Но вернемся к тексту.
    В нем есть и слабые, ИМХО, моменты.
    Примеры с Крымом и Донбассом – на мой взгляд, неудачные и показывающие внутреннюю ангажированность автора. Было бы куда лучше, если бы он просто сказал: “У Крыма и Донбасса есть право на самоопределение, и надо об этом громко заявить, а дальше уже вести разговор о том, как реализовать это право, а не о том, “чей Крым”. Ибо Крым – крымский, а Донбасс – донбасский”.
    Но автор этого не делает. А жаль.

    Подробнее я обо всём этом писал здесь:

    http://www.liberal.ru/upload/files/Kocubinskiy_D.pdf

    • Vadim Shtepa

      Даниил, а на мой взгляд, автор все сказал ясно – правом на самоопределение обладают все регионы. Жаль, что Вы не обратили внимание на другой момент – при условии, что это решают они сами, без внешнего воздействия. И автор четко показал, что идея самоопределения Крыма и Донбасса в 2014-м возникла именно под внешним вооруженным воздействием. Если Вы не хотите этого замечать, Вас самого можно упрекнуть в некоторой “внутренней ангажированности”. =)

      • Daniel Kotsyubinsky

        Вадим, внешнее воздействие всегда существует. В той или иной форме. Давайте тогда уж поговорим о казусе Косова, где даже референдума не провели, где все прошло “на штыках НАТО”, но самоопределение, тем не менее, состоялось. Но текст не об этом. Не о конкретике. А о принципе.
        И коль скоро текст – именно о правах регионов, а не о том, как они на практике и где реализуются, то и не стоило, ИМХО, делать тех оговорок, которые были сделаны. А имело смысл сделать те оговорки, которые кажутся мне более полезными для того, чтобы мысль автора не давала “легкую трещину”.
        Вы попросили высказать мое мнение – я высказал.

        • Vadim Shtepa

          Даниил, я был бы рад, если Вы вместо критики автора в комментах напишете для нашего портала статью о принципе самоопределения с Вашей точки зрения, где расставите все точки над ё. =) Это будет правильная концептуальная полемика, которую мы всячески приветствуем!

          • Daniel Kotsyubinsky

            Вадим,
            1) Вы предложили прокомментировать статью – я это сделал.
            2) Написать собственный текст я планирую, но не скоро, потому что сейчас – разгар конца учебного года и у меня, увы, пока совсем нет времени для многобуквенного творчества. А короткий текст уже есть. Проблема обозначена. Так что что уже можно начать ее обсуждать.

          • Vadim Shtepa

            Все-таки лучше обсуждать конкретно поставленные идеи в статье, а не комментами на комменты… Не думаю, Даниил, что 3-страничная статья на основе Ваших тезисов из книг отнимет у Вас много времени (думаю, что пару часов максимум) и помешает учебному процессу. )) Зато на After Empire она может стать триггером для правильных дискуссий. ))

          • Daniel Kotsyubinsky

            Я повторяю – в таком объеме текст уже написан коллегой Третяком. Я с ним согласен. И просто повторять то же самое – не хочется. О том, что такое регион и как его прописывать в международном законодательстве, отдельный текст писать смысла нет. Это должно быть частью большого материала и праве регионов на самоопределение.
            В общем, будет время, напишу )

        • Tretiak Andriy

          Не вижу оговорок, противоречящих общей концепции. Косово упомянуто лишь как пример приверженности Запада установленным принципам. Хороши они или нет – вопрос другой.

    • Tretiak Andriy

      Все мы чем то ангажированы. Любые убеждения можно назвать внутренней ангажированностью. Но, если для вас вывод из обсуждаемого текста звучит недостаточно громко, повторюсь – правом на самоопределение должны обладать все. Примеры приведены лишь для того, чтобы показать как это работает или не работает на практике. Считаю, что обсуждать голую теорию нету смысла.
      Кстати, предложенный вами “исторически устоявшийся регион” тоже довольно спорный термин. На практике (снова таки – на практике) лучше применим будет, читаю, принцип Uti possidetis и самоопределяться регионы должны в рамках существующих административных своих границ.

      • Daniel Kotsyubinsky

        Какие “административные границы” есть сейчас в Сирии или Ираке? Те, которые существовали при Асаде и Хусейне, или которые возникли и продолжают корректироваться после фактического распада этих стран?
        Ваш принцип – Uti possidetis – как раз и приходит в противоречие с принципом “нерушимости административных границ”, иначе они бы и не рушились в ходе регионалистских (неважно, под какими знаменами ведущихся) войн, как сегодня на Ближнем Востоке.
        Что значат “административные границы” для тех, кто как раз именно их яростно оспаривает (ингуши, палестинцы, тамилы и т.д.?)
        Я привел критерий региона – это исторически сложившаяся территория, тяготеющая к некоему центру, (как правило, городу), с которым она готова себя идентифицировать (именно в силу устоявшейся исторической традиции).
        Именно эти “первичные субъекты” и должны, ИМХО, иметь право самоопределяться.
        Конечно, бывают случаи регионов без городов (в африканских джунглях или австралийских полупустынях), но эти случаи можно оговорить особо.

  • Pingback: Право на самоопределение — freeingria.org()