Parfen-kadyrov

Губер

Виктор Петров

Parfen-kadyrov

Новый врио губернатора Карелии Артур Парфенчиков, пришедший на смену Александру Худилайнену, достаточно быстро и легко встроился в карельскую политическую элиту и приобрел в республике достаточно большую популярность. Сам по себе этот факт очень легко объясним: Парфенчиков и внешне и по сути сильно отличается от бывшего губернатора в лучшую сторону. Он с удовольствием общается с народом, причем использует для этого информационные технологии, не боится острых дискуссий. Мрачноватый и скупой на слово Худилайнен вообще редко общался с согражданами, а если и общался, то исключительно в начальствующем тоне.

Преимущества Парфенчикова очевидны: он молод, напорист, очень подвижен и харизматичен. Официальному дресс-коду предпочитает свитер и куртку-аляску, что также добавляет ему «народности». Парфенчиков мало обращает внимания на заигрывания с ним карельских элит и льстивые речи в СМИ те, кто набивается ему в друзья и соратники.

Будучи национальным кадром, Худилайнен никак не использовал свое преимущество. Напротив, он его растерял даже среди национального меньшинства Карелии, которое практически с ходу разглядело в нем «предателя» интересов коренных народов республики.

Кремль сделал повторную ставку с опорой на местность, назначив на пост губернатора пусть не финна или карела, но уроженца республики, хотя сам по себе этот факт не сыграл особой роли в становлении фигуры Парфенчикова: жители республики давно поняли, что прошедшие федеральную закалку «местные» на самом деле уже никакие не местные.

Хорошие стартовые возможности у Артура Парфенчикова еще и в его беспартийности, а то и некоторой дистанцированности от партии власти. Непонятно, получил ли он соответствующие рекомендации из Кремля, но пока у него получается не слишком сильно сближаться с местной ячейкой «Единой России», представители которой приобрели скандальную известность в республике. На выборы Парфенчикова выдвигает все-таки партия власти, но ничто не мешает ему оставаться при этом беспартийным.

При всех положительных качествах нового врио губернатора резко в глаза бросаются и его очевидные, с точки зрения оппозиции, недостатки. Парфенчиков откровенный «крымнашист» и его ура-патриотизм бывает даже комичным, показательным, каким-то по-детски наивным.

Немало народа отшатнулось от врио губернатора, когда он в соцсетях откровенничал о «своем большом друге» Рамзане Кадырове и демонстрировал фотографии с ним. Дружба-дружбой, но никто пока не отменял пословицу «скажи мне, кто твой друг…», так что такие откровения рейтинга Парфенчикову явно не прибавили. В Карелии — точно.

Вполне возможно, что это всего лишь демонстрация своего личного влияния в федеральной иерархии, но иногда создается стойкое ощущение, что в Кремль Парфенчиков вхож прямо с черного хода, что Худилайнену даже не снилось. Достаточно хорошо заметно, что у Парфенчикова быстро и легко находится решение тому, что камнем на шее висело у бывшего губернатора. История с Сунским бором, которую врио губернатора решил в «три дня» – тому подтверждение. Да и в целом, Парфенчиков не скрывает того, что он — человек Путина, а зная явное расположение президента РФ к силовикам, сложить два плюс два труда не составляет.

Так что при всех положительных качества Артура Парфенчикова и при всем его, надеюсь, искреннем желании исправить ситуацию в республике и решить ее застарелые проблемы, новый врио губернатора остается человеком системы. Но самое плохое состоит в том, что это силовик из системы, привыкший в нужный момент брать под козырек и исполнять даже самые нелепые приказы «с точностью до миллиметра».

Так что можно не сомневаться: против федерального течения Артур Олегович никогда не поплывет, а если и наметит отворот от курса, его быстро и качественно поправят из федерального центра.

Другое дело, что Парфенчиков, имея гораздо больше федерального ресурса, нежели его предшественник (а следовательно и связей на федеральном уровне), сможет более качественно поработать во благо республики и действительно кое-что сдвинуть с мертвой точки. Во всяком случае, ему не придется выклянчивать деньги для Карелии, стоя с протянутой рукой в приемных федеральных министерств.

За Парфенчиковым не тянется коррупционный шлейф как за Худилайненом, который приехал в Карелию с багажом махинаций в Гатчинском районе, которые так или иначе всплывали весь период исполнения его полномочий. Напротив, Артур Парфенчиков создает впечатление человека честного. Настолько честного, что это вообще плохо соотносится с Кремлем.

Говоря очень правильные слова и делая очень правильные акценты на том, что можно и нужно сделать в республике, врио губернатора снискал себе славу прекрасного оратора. Настолько прекрасного, что ему хочется верить, а не привычно отмахиваться, как от речей Худилайнена. Остается только подождать, как его ораторское искусство реализуется в реальные дела.

В общем, базовые, стартовые возможности у Парфенчикова более чем хорошие. В политическом пространстве Карелии ему альтернативы нет. Нет политиков его весовой категории. Бывший мэр Петрозаводска Галина Ширшина, по всей видимости, выдвигаться на губернаторский пост не планирует. Хотя ярких личностей в оппозиции достаточно, они едва ли смогут составить конкуренцию Артуру Парфенчикову, который вихрем ворвался в политическое пространство Карелии и произвел соответствующее своей харизме впечатление.

Однако Карелия республика с гонором. Здесь трещали хребты очень харизматических людей и превосходных лидеров. Как сложится политическая судьба Артура Парфенчикова в республике — сказать сложно. Слишком многое зависит не от него. Слишком сложное время настало не только для Карелии, но и для РФ в целом. Вполне может статься, что углубляющийся политический и внешнеполитический кризис внесет свои коррективы в жизнь республики, когда придется многое решать и делать, исходя из медведевского посыла: «денег нет, но вы держитесь». Вот тогда мы и узнаем настоящую цену новому карельскому губернатору. Говорю без приставки «врио», так как можно сказать совершенно определенно, что осенние выборы закончатся в Карелии его убедительной победой.

Однако победить в битве еще не означает выиграть войну.