Протоколы ментовских мудрецов

«Интересно, зачем во всех протоколах (сколько слышала) по 26.03 в СПб записано: “Кричали “Путин вор”. Чтобы столько раз это прозвучало в суде?» – пишет блогер Таня Колесова. Это не единственная загадка, которая обнаруживается при многочисленных чтениях полицейских протоколов, составленных на участников акций протеста.

Так, в Ленинском районном суде Владимира прошло первое заседание по административному делу активиста Антона Комина за нарушение порядка проведения одиночного пикета перед антикоррупционным митингом 26 марта, о чем со ссылкой на  «Зебра ТВ» пишет «Медиазона». Антона Комина обвиняют в нарушении правил проведения одиночных пикетов. Нарушение заключается в том, что он не просто стоял с плакатом, а «передвигался по площади».

Формулировки протоколов за годы претерпевают различные метаморфозы. Во времена Маршей несогласных 2007 года основные формулы были : «ругался нецензурно, размахивал руками, хватал милиционеров за форменную одежду». Порой выяснялось, что десятки научных работников, библиотекарей или музейщиков внезапно становились матершинниками и обнаруживали нездоровую склонность хватать правоохранителей за их обмундирование. Затем концепция поменялась, и после очередного митинга появлялись протоколы о том, что имярек «выкрикивал антиправительственные лозунги». Иногда эти лозунги скрупулезно перечислялись: «Россия будет свободной!» «Нет фашизму!» или «Долой самодержавие!».

Следом появилась формулировка необычайной корявости. Ее стали использовать при задержаниях на несогласованных акциях. Выглядит она так: «Находясь рядом с объектом пикетирования, выражал свое мнение по вопросам общественно-политического характера». В этом предложении прекрасна абсолютная загадочность – ведь даже в существующих законах РФ нет объяснений, почему кому-то нельзя оказаться рядом «с объектом пикетирования» и при этом выражать свое мнение? Впрочем, неведомые авторы кондовой фразы  (такие протоколы пишут как под копирку по единому образцу, но кто-то ведь его создал) зрят в корень: именно наличие собственного мнения «по вопросам общественно-политического характера» есть в глазах власти опасное деяние.