Алексей Навальный должен быть благодарен Дальнему Востоку

26 марта в 100 городах РФ были объявлены антикоррупционные митинги, только 24 из них были согласованы с администрациями. Если в Москве и Петербурге обсуждение предстоящих выступлений во многом сводилось к межпартийным и межтусовочным скандалам на тему «плохой Навальный – хороший Навальный», то в отдаленных от столицы регионах согласия было больше:  на практически полностью зачищенном местном политическом поле  любая протестная активность, пусть даже «инсталлированная» из Москвы, находит поддержку.  Это показали  Хабаровск и Владивосток, где митинги стартовали, когда подавляющее число россиян, даже политизированных, спало и видело сны.

В Хабаровске собралось несколько тысяч человек, несмотря на то, что одного из главных организаторов акции  – Алексея Ворсина – перед ее началом  забрала полиция.  Как сообщает «Восток-Медиа», такси, в котором он ехал, догнала полицейская машина, заставила остановиться, Алексею вручили повестку в центр «Э», и митинг был проведен без него.

Мэрия Хабаровска  использовала также традиционную схему, чтобы не разрешить митинг: оказалось, что одновременно с «навальнистами» заявку на массовое мероприятие на той же площадке подали НОДовцы, им разрешили, а «навальнистам» нет. Однако акция – митинг и шествие – состоялись. Практически все активисты были задержаны полицией.

Несколько десятков человек было задержано во Владивостоке, где собралось не меньше тысячи человек. По сообщениям РБК, 6 человек было задержано в Комсомольске-на-Амуре, 5 в Южно-Сахалинске.

Следует заметить, что на европейской территории РФ новости с Дальнего Востока имели эффект: околостоличная политизированная общественность настолько поразилась активности жителей Дальнего Востока, что многие приняли решение пойти на митинги в своих  городах. Таким образом, 26 марта вместо привычного равнения на «первопрестольную» впервые взоры оказались обращены на «дальние рубежи».