tomsk-paper

Сибирь и революция

Ярослав Золотарёв

tomsk-paper

Газета «Сибирская жизнь», 1917

В условиях снятия всех цензурных ограничений и перехода к борьбе за власть в 1917-1918 годах сибирское движение радикализуется и примечательно то, что эта радикализация идет в национальном и сепаратистском направлении. Областнические группы с разными наименованиями и идеологией бурно развиваются уже с весны 17 года и выпускают огромное количество деклараций и воззваний, выступая за открытую борьбу сибирского народа за его национальные интересы.

Так, уже в марте-апреле 1917 года новониколаевский Союз сибирских республиканцев-федералистов выдвигает лозунг «Сибирь для сибиряков» и в своей прессе формулирует тезис об отличии сибиряков от европейских русских: «Этнографически русский элемент вошел в тесное соприкосновение и взаимодействие с различными народами финского и тюрко-монгольского племени и вследствие особых климатических условий образовал из себя особый культурный тип». На базе этого отличия группа требует создания  общесибирских органов власти с самыми широкими полномочиями.

До формирования стабильных органов власти, которое увязывалось с Учредительным собранием, управленческие функции на местах в 1917 году брали на себя общественные организации, так как старые земства находились в кризисе и увязывались в сознании масс с царским режимом. Собственно, пришедшие в итоге в Петрограде ко власти советы были изначально именно общественной организацией рабочих и солдат. Поэтому в Сибири общесибирские органы власти формировались тоже на базе общественных организаций, но более широких по своей социальной базе, чем советы.

2-9 августа 1917 года в Томске прошла Сибирская конференция общественных организаций, которая приняла постановление в областническом стиле – о необходимости автономии края, разработала общесибирскую символику (герб и флаг). В газетах направление этой конференции характеризовалось как революционное областничество. Было принято решение о подготовке более широкого съезда сибирской общественности.

Этот съезд состоялся 8-17 октября 1917 года в Томске. Пресса воспринимала его как предпарламент будущей сибирской думы. Почетным председателем его стал Г.Н. Потанин, съезд объявил себя высшим законодательным органом региона и приступил к практическому созданию органов сибирской государственности. Временное правительство находится в начале октября  в явном кризисе и вот-вот будет свергнуто большевиками, поэтому оно не принималось съездом во внимание. Хотя многие члены Временного правительства, согласно опросам сибиряка-сепаратиста И.И. Серебряникова, проведенных летом 1917 года, сами разделяли идею федерализации России с автономной Сибирью в ее составе.

На октябрьском съезде была принята временная конституция «Положение об областном устройстве Сибири», созданы органы исполнительной власти – Сибирский областной совет и Сибирский областной исполнительный комитет. В печати началась активная пропаганда независимости. Так, газета «Сибиряк и крестьянин» 30 ноября 1917 года призывала: «отказаться от согласованности интересов Сибири с интересами европейской России, провозгласив грозный лозунг «Сибирь для сибиряков» и основать собственную самостоятельную Сибирскую республику».

6-15 декабря в Томске проходит следующий съезд, который прямо провозглашает автономию Сибири и необходимость создания сибирской власти. Однако на съезде происходит раскол между национально-либеральным направлением (Г.Н. Потаниным, который к тому времени преодолел влияние на него идеологии социалистов-народников и стоял на позициях защиты прав человека и западного выбора Сибири) и социалистами всех мастей, которые также желали использовать популярные тогда лозунги национального освобождения Сибири. Левая часть съезда доходила до призывов к сотрудничеству с большевиками. В ответ Г.Н. Потанин вышел из Сибирского областного совета, отказавшись поддерживать установки на раздувание классовой розни: «Я прихожу к выводу, что к обновлению Сибири должны быть призваны все слои сибирского населения без различия веры, племени и достатка».

К этому периоду относится листовка Г.Н. Потанина «Сибирь в опасности» (мне приходилось в музее Научной Библиотеки ТГУ держать в руках отпечатанный в Томске оригинал этого воззвания). Листовка призывает сибирский народ к единству в борьбе за национальные интересы: «Призываю сибиряков отбросить в сторону меркантильные заботы и все свои помыслы обратить на защиту областных интересов, отбросить на время в сторону политические лозунги, которые разъединяют нас, и соединиться исключительно на почве интересов Сибири».

В январе 1918 года, несмотря на раздоры, формируется Сибирская областная дума, которая избирает временное Сибирское правительство. Большевикам кратковременно удается ее разогнать, однако к лету сибирские органы власти восстанавливаются и, более того, в условиях контроля центра большевиками вынуждены взять на себя всю полноту власти, что и было выражено в Декларации о государственной самостоятельности Сибири от 4 июля 1918 г. Сибирь становится де факто и де юре независимой, а сибирский национализм, хоть и кратковременно, – государственной идеологией.

По заявлению лидера сибирского правительства В.Г. Вологодского  «Сибирское Временное правительство вышло из недр Сибирской Областной Думы, этой давнейшей мечты сибирских патриотов. Сама идея сибирской автономии, которая породила Сибирскую областную думу, уже давно была затаенной мыслью лучших сынов нашей Родины. Она является плотью от плоти и кровью от крови того социально-политического течения общественной мысли начала второй половины XIX в., которое именуется в истории областничеством».

Однако к лету-осени 1918 года свободная Сибирь оказывается захлестнута волной беженцев из центральных регионов России, многие из которых являются военными специалистами и играют большую роль в войсках сибирской республики. Вместо четкой позиции на отделение от большевистской России правительство участвует в гражданской войне в РСФСР и вынуждено активно пользоваться услугами этих людей. Как отмечает тот же П.В. Вологодский в октябре 1918 года «В армии много россиян, которые никак не могут понять какого-то обособления сибиряков и не сочувственно относятся к бело-зеленому флагу». Продолжающиеся раздоры среди сибиряков по партийному признаку и просто между разными рвущимися к власти группировками значительно ослабляли сибирский национализм изнутри. В результате интересы сибирского народа были принесены в «всероссийским» и 3 ноября 1918 года правительство независимой Сибири отказалось от независимости, передав всю власть в регионе общероссийскому правительству белых (Директории), которое вскоре было свергнуто адмиралом Колчаком.

Далее официальной идеологией становится «единая и неделимая Россия» – этот лозунг Колчак разделял с Деникиным, хотя областники продолжают оставаться легальной политической силой в белой Сибири и после поражения Колчака отдельные группы продолжают бороться за независимость нашей родины до самой середины двадцатых годов. В белой эмиграции областники также пытались издавать свою прессу, привлекать внимание Европы к проблемам края и наличию в нем особого народа, но в условиях подготовки Второй мировой войны это уже мало кого интересовало, кроме самих сибирских националистов.