Пусть шедевр сгниет, но спасать его без разрешения начальства нельзя

Реставраторы и общественники, ценители деревянного зодчества Русского Севера продолжают бить тревогу по поводу гибели огромного числа деревянных церквей, спасать которые самостоятельно общественность с некоторых пор не может – это запрещено российскими законами. В Сети появилась заметка блогера Алексея Новоселова «Боль за утраченные деревянные памятники». Автор ставит вопрос:  оставлять памятники зодчества на месте в том ландшафте, без которого здание «не смотрится», или переводить в более людные туристические места, в туристические комплексы? Во многих случаях перевозить – единственный выход, приведен пример в Вологодской области: «Деревянная церковь в деревне Предтеча на Толшме в Тотемском районе готовилась к переезду в АЭМ “Семёнково” – были получены предварительные согласования, работа была уже готова начаться. Но тогдашнее начальство и района, и музея оказалось резко против. Аргументы были примерно те же. Как же можно вырвать церковь из ландшафта, да об этой деревне ж писал Рубцов, да мы тут туризм ещё будем развивать. Угу, развили, как же. Несколько лет назад храм рухнул. И лежит руиной, в назидание всем нам».

Даже если на местах или рядом находятся какие-то энтузиасты, готовые спасать, реставрировать, хотя бы консервировать от разрушения уникальный деревянный храм – им этого делать нельзя под угрозой огромных штрафов. Недавно архитектор-реставратор, член секции деревянной архитектуры научно-методического совета Минкультуры РФ Андрей Бодэ и представители нескольких российских общественных организаций подготовили  письмо в Министерство культуры, потому что приказ № 1278 этого ведомства лишил их возможности самостоятельно заниматься спасением ветхих построек. Дело в том, что у деревянных храмов часто нет собственника – РПЦ они просто не нужны, в отличие, например, от Исаакиевского собора в Петербурге. Государственные средства на эти объекты не выделяются, а упомянутым приказом полугодовой давности заявителем на получение задания по сохранению объекта.

До последнего времени ситуацию спасали общественные инициативы, включающие проведение первоочередных противоаварийных и консервационных работ. Однако 8 июня 2016 года вышел приказ Минкультуры № 1278, где указано, что заявителем на получение задания по сохранению объекта может быть только его собственник или иной законный владелец.  Общественникам разрешается выкупить это имущество в собственность, но, как правило, сумм, которые заламывает государство, у общественности (и тем более у местных деревенских жителей, которые часто пытались самостоятельно хоть немного подремонтировать здания) просто нет.