rus-ivangorod

Уголовный кодекс на страже территориальной целостности

Дамир Гайнутдинов, правовой аналитик Международной правозащитной группы АГОРА

rus-ivangorod

Весной 2001 года согласительная комиссия Госдумы и Совета Федерации окончательно рекомендовала снять с рассмотрения как неактуальный принятый тремя годами ранее закон «Об обеспечении территориальной целостности Российской Федерации».

В 2004 году правительство дало отрицательный отзыв на законопроект о введении уголовной ответственности за публичные призывы или распространение материалов с призывами к нарушению территориальной целостности Российской Федерации, сославшись на то, что такие действия являются видом экстремистской деятельности и, следовательно, охватываются ст.280 УК РФ (публичные призывы к экстремистской деятельности). Еще несколько подобных предложений были отклонены в последующие годы.

Однако, когда 9 декабря 2013 года группа депутатов от КПРФ (среди которых был, кстати, и сбежавший на Украину Вороненков) внесла проект закона № 403815-6 о дополнении Уголовного кодекса статьей 280.1, он был принят с фантастической скоростью. Как говорилось в пояснительной записке, «вводимые нормы позволят предупреждать возможные сепаратистские тенденции и призывы к действиям по уступке частей территории России иностранным государствам».

Получив положительные отзывы правительства и Верховного Суда, 17 декабря законопроект был принят в первом чтении, 20 декабря – сразу во втором и третьем чтениях, 25 декабря одобрен Советом Федерации, а 28 декабря подписан президентом. Вступление закона в силу специально приурочили ко Дню Победы 9 мая 2014 года.

Спустя несколько месяцев закон «поправили», ужесточив санкцию до 5 лет лишения свободы, что перевело призывы к нарушению территориальной целостности в категорию преступлений средней тяжести, позволив заключать обвиняемых под стражу до суда, увеличив срок давности привлечения к ответственности и срок снятия судимости. Через несколько месяцев закон заработал.

Первый приговор по новой статье был вынесен в июне 2015 года в Сыктывкаре, но так и остался местной историей. Осужденный – руководитель националистической организации «Рубеж Севера» Юрий Авдошкин – согласно приговору суда, опубликовал в интернете комментарий с призывом к выходу Республики Коми из состава Российской Федерации. Попросивший рассматривать его дело в особом порядке и согласившийся с обвинением Авдошкин был приговорен к 200 часам обязательных работ и амнистирован.

В сентябре 2015 по «сепаратистской статье» состоялся первый приговор к реальному лишения свободы – 3 года колонии общего режима получил один из лидеров татарских националистов Рафис Кашапов, опубликовавший в социальных сетях несколько постов, в которых он резко критиковал нарушение прав украинцев и крымских татар в Крыму и сравнивал Владимира Путина с Адольфом Гитлером.

В окончательной редакции, обвинение, предъявленное Кашапову, звучало так: «Посредством данных текстов формируется негативное отношение к действиям Российской Федерации в Крыму в 2014 году и якобы имеющих место в некоторых других регионах страны и зарубежья, через утверждения об агрессивной политике оккупации Крыма, нарушений норм международного права. При этом, игнорируя волеизъявление жителей Крыма на референдуме в марте 2014 года, формируется представление, что территория Крыма присоединена к территории Российской Федерации незаконно <…> в распространенных Кашаповым материалах используются языковые средства для целенаправленной передачи отрицательных оценок русских, российской власти, В. Путина».

Кстати, помимо лишения свободы, Кашапову было назначено еще и дополнительное наказание в виде запрета пользоваться социальными сетями в течение двух лет после освобождения.

В ноябре 2015 года челябинский суд отправил в психиатрическую клинику для принудительного лечения активиста Алексея Морошкина, который обвинялся в публикации «12 материалов, пропагандирующих нарушение территориальной целостности Российской Федерации» (по мнению следствия и суда Морошкин добивался создания независимого Уральского государства). С тех пор суд уже дважды продлевал срок нахождения Морошкина в стационаре.

В том же месяце Петрозаводский городской суд признал виновным и оштрафовал на 30 тысяч рублей муниципального депутата из Суоярви Владимира Заваркина – на митинге за отставку главы Карелии Худилайнена он в сердцах сказал с трибуны: «Не нужна Карелия России — давайте отсоединимся». Обжаловать приговор Заваркин не стал.

В декабре 2015 года 18-летний житель Забайкальского края Алексей З., которого прокуроры назвали «приверженцем запрещенного «Правого сектора», за публикацию «стилизованного изображение вооруженного конфликта и надпись¸ призывающие к насильственным действиям в отношении всех, кто одобряет присоединение Крыма к России» был приговорен к двум с половиной годам лишения свободы условно.

В то же самое время к 2 годам колонии-поселения за попытку организации «Марша за федерализацию Кубани» и публикацию в социальной сети обращения к мировому сообществус призывом защитить этнических украинцев Кубани «от притеснений и русского шовинизма» была осуждена краснодарская активистка «Левого фронта» Дарья Полюдова.

В мае 2016 года тверской инженер-электрик Андрей Бубеев получил 2 года и 3 месяца колонии-поселения за репост картинки с изображением тюбика зубной пасты и надписью «Выдави из себя Россию», а также статьи, приписываемой Борису Стомахину «Крым – это Украина». Причем Бубееву еще и были ужесточены условия отбывания наказания – из колонии поселения его перевели в колонию общего режима (подобное «сопровождение» в колониях «политических» – еще одна из тенденций новейшего времени).

В 2017 году известно уже как минимум об одном приговоре – жительница Республики Алтай осуждена к полутора годам лишения свободы условно за публикацию «Вконтакте» ссылки на статью «Обращение к сибирякам и россиянам», содержавшей призывы к отделению Сибири.

Этот приговор стал восьмым: трое (Кашапов, Полюдова и Бубеев) получили реальные сроки, Заваркин – штраф, Авдошкин – обязательные работы, Алексей З. и неназванная жительница Алтая – условное лишение свободы. Морошкин был направлен на принудительное лечение. Заметим, что принудительные меры медицинского характера в стационаре де-факто также являются лишением свободы, а условия содержания в клинике мало чем отличаются от тюремных. При этом ни один из подсудимых по ст.280.1 не был оправдан.

Также в настоящее время расследуются или находятся в судах уголовные дела в отношении крымско-татарских активистов Рефата Чубарова, Ильми Умерова и Ленура Ислямова, журналистов Анны Андриевской и Николая Семены (Крым), бурятского активиста Владимира Хагдаева (Улан-Удэ) и публициста Андрея Пионтковского (Москва). Сообщалось также об уголовных делах в Калининграде и Иркутской области, однако подробности пока неизвестны.

Главное проблемой применения ст.280.1 (как и всего прочего т.н. «антиэкстремистского» законодательства) является принципиальное нежелание судов оценивать степень общественной опасности, наличие в публикациях призывов к насилию и реальность осуществления таких призывов. К примеру, в упомянутом деле Кашапова суд отказался принимать во внимание соответствующий довод защиты, указав, что поскольку состав вменяемого ему преступления является формальным, не имеет значения, что публикации не имели каких-либо последствий в виде попыток отделения Крыма, массовых беспорядков или актов насилия.

Верховный Суд осенью 2016 года опубликовал новую редакцию постановления Пленума «О судебной практике по делам о преступлениях экстремистской направленности», в которой указал судам на необходимость учитывать контекст, в котором сделана публикация, наличие комментариев и выражение отношения обвиняемого к содержанию текста. Однако абсолютно беззубая формулировка в условиях существования явного заказа на увеличение числа экстремистских дел в сочетании с палочной системой отчетности, вряд ли будет иметь какой бы то ни было эффект. Практика по ст. 280.1 только нарабатывается, и государственная машина еще не вышла на проектную мощность.