В 21-м веке Ромео и Джульетта могут быть счастливы. За границей

Трогательнейшую историю о воссоединении влюбленных – юного псковича и такой же юной  киевлянки – опубликовала 20 февраля газета «МК в Пскове».

Герои – юноша 14 лет и девушка 15 лет познакомились в интернете  до «крымнаша» и долго переписывались Но затем и с той, и с другой стороны родственники выступили  против их отношений: его родители боялись «бандеровцев», а ее родных смущало, что молодой человек из Пскова. Дальнейшие события только подлили масла в огонь: ведь именно в Пскове размещена знаменитая Псковская дивизия, откуда стали отправлять «отпускников» на Донбасс. «Ромео» (настоящие имена героев газета не называет) к тому моменту вступал в призывной возраст. Зимой 2015 года «Джульетта» захотела поехать к любимому человеку, но мать ее не пустила. Он  тоже не мог приехать к ней. Однако у старшего поколения, не без слез и скандалов, в итоге хватило ума вступить в переговоры. Как и в шекспировской трагедии, влюбленным взялся помогать священник, из УПЦ. Он предложил встречу влюбленных в Словакии, где они оба могут поступить в университет. Не без трудностей (о них подробно рассказано в материале) молодые люди собрали необходимые документы.

Мама девушки встречала ее избранника на польской границе. Но вышло так, что из всех вариантов транспорта у него оказался возможен только автобус до Львова – «гнезда бандеровцев», и только оттуда до словацкого городка. Как организовывали ночлег в Львове молодому «москалю», как помогли ему добраться до его суженой – обо всем этом рассказывается подробно. Правда, выводы автор делает, пожалуй, чрезмерно оптимистические – что наступит время всеобщего счастья, украинцы и россияне опять станутся друзьями и братьями, а также: «Скоро, очень скоро они возьмутся за руки с выучившимися в Великобритании детьми депутатов, и политтехнологи не смогут с ними совладать. Вот увидите: кроме как с фанатиками из запрещённого в России ИГИЛ нашим народам не с кем станет враждовать. Даже писатель Захар Прилепин возьмёт шинель, пойдёт домой. Какой-какой писатель? – спросят новые русские и украинские взрослые».

С последней фразой, впрочем, сложно не согласиться.